Kira-chan@nya
Если вы думаете о том же о чём и я, то вы сумасшедшие
Автор: Kedra
Бета: сам автор
Пейринг: Сасу/Нару
Жанр: AU, экшн, драмма
Рейтинг: PG-13 (не уверенна)
Состояние: закончен (имеет 8 глав)
Дисклеймер: все герои принадлежат Кишимото-сама.
Размещение: с шапкой
Саммари: А вы занимаетесь боевыми единоборствами? А прибыль это вам приносит? То то же.
Размер: макси
От автора: Фик закончен, но выложу ли я продолжение или нет зависит от ваших отзывов и оценок. Дерзайте читатели.


Глава 5

В номере меня ждал разъяренный сенсей. И как полагается устроил мне форменный разнос. Вспомнил мне все самые страшные грехи и пригрозился увезти меня отсюда силой, если не перестану вести себя подобным образом. Я клятвенно обещал жить по правилам своего святого тренера. На том и помирились. Тренировку он отменили, увидев мой потрепанный и уставший вид. Заказал в номер завтрак и приказав съесть и лечь спать, ушел.
Я выполнил все указания сенсея, ложась в постель вспомнил недобрым словом своего любимого и уснул как младенец. Счастье оно знаете никакими дурацкими ссорами не испортится. А я был счастлив.
Какаши разбудил меня ближе к обеду и поволок умываться. Когда я пришел в более сносный вид, он все так же практически волоча меня за собой, вывел меня на пляж.
-Перед боем тебе нужно разогреться. Иначе сольешь. Вперед, герой-любовник. – и он кинул мне один меч. И все пошло по давно выученной схеме. Выпад, прогнуться, упасть, взмах меча и поворот на одной ноге с перекатом на другую и опять рухнуть на землю. Это привело мои мышцы в рабочую форму через пол часа. Я рвался в бой.
На этот раз я выступал на южном татами. И опять в этот раз я не увижу боя Саске. Вот же незадача. Но я отодвинул это в сторону, так как это был полуфинал и моим противником был … ох, да неужели. Вот везет же идиотам. А этим несчастным оказался Хьюга Неджи. Какаши подмигнул мне, напоминая мне вчерашний уговор. И трибуны взревели завидев меня на татами, видать моя выходка вчера им очень понравилась. Ну я, в принципе, не против повторить вчерашний фокус. Но на этот раз жертвой будет парень.
А Неджи был очень серьезен. Ради такого случая он даже снял свой халат с длинными рукавами, оставшись в безрукавке, соблазнительно обтягивающей его безупречную фигуру. Штаны с широким поясом он правда снимать не торопился. Я же бравадой не страдал и остался в черном просторном кимоно с золотыми драконами, переплетающимися словно любовники, по всему кимоно.
Ударил гонг и опять я в стельку пьяный валяюсь в ногах Неджи. А он с прошлого раза стал напористей и быстрее. Я сменяю сильно пьяного китайца на поддатую китаянку и меня заносит на поворотах, и я гнусь как молодая ветка, но не падаю. Неджи делает стремительный выпад и попадает в ногу. Я ее перестаю чувствовать, а эта скотина ухмыляется и уже строит новый удар. На этот раз на поражение. Я соображаю буквально краткое мгновение и вхожу в роль пьяного китайца с двумя мечами, такими же гибкими как и я. Только вместо мечей руки. И Неджи промахивается и его инерцией несет мимо меня, я это вижу как в замедленной съемке. Меняю мечи на крюки и вот он враг, лежит распластавшись по татами немного оглушенный и в глазах не понимание. А я прыгаю сверху, кратко, без замаха, ударяю по точкам на плечах и у врага на час нету рук. Добавляю к композиции ноги врага. И у Хьюги легкий шок, от осознания, что он сейчас беспомощнее младенца. Я победно над ним накланяюсь и глядя в стальные глаза, тихо и с улыбкой прошу:
-Сдавайся. – ну он естественно посылает меня туда, куда мне идти совсем не хочется. И я победно произношу, - Сам напросился. – и целую его крепко и со вкусом. У бедного брюнета, чуть от возмущения глаза не выскочили и этот кретин меня кусает. До крови. Я отрываюсь и вытираю кровь рукавом, и улыбаясь слажу с побежденного. И тут все трибуны взрываются на дикие аплодисменты. Бой был красивым и длился сколько надо, десять минут. И финалом я всех порадовал. Я был сто процентным победителем. Я забираюсь на трибуны и Какаши протягивает мне платок. Я благодарю и сажусь, досматривать еще часть представления. На этот раз ничего интересного не случилось. Да и вся процедура отбора заняла два часа. И когда бои закончились, мы с сенсеем пошли поужинать и как вчера меня ждала изнуряющая тренировка на берегу моря. Хотя, перед этим, я успел искупаться в бассейне и выяснить новости с северного татами. Саске естественно выиграл, но на этот раз его бой длился пятнадцать минут. Я был удивлен. Спросил кто был противником. Оказалось это была девчонка, европейка, блондинка с голубыми глазами и упрямыми манерами. Ага, ясно чего он бой затягивал. Он на месте этой красотки меня представлял и избивал до изнеможения. Я спросил, что с девушкой. Оказалось все в порядке. Она не смогла коснуться Саске ни разу, а он коснулся ее один раз в конце боя и все закончилось. Она ушла в нирвану искать там Будду и других просветленных, какой являлась сама на ближайшие сутки. Мда. Саске. И что ты этим пытаешься доказать. Я не белобрысая баба которая промахивается. Вот при встрече я ему это и скажу. С такими мыслями я отправился тренироваться с парными Шуан Цзянь.
Мечи свистя, взрезали воздух вокруг меня и шелестя, вырисовывали замысловатые дуги и кольца. Опустится на одно колено и мечи в землю, и опять рывок и правый меч к небу по большой дуге, а левый вслед своему близнецу со спины замыкает круг. Они расходятся на расстоянии локтя друг от друга и сплетают паутину из молниеносных уколов, а потом широкая дуга двумя сразу и кружево из режущих ударов, способных порубить толпу людей в капусту. Я не замечаю стоящих в отдалении слуг и одно бойца. У всех челюсти где то у ног, а я не замечаю и танцую смертельный танец на песке. Какаши кричит останавливая меня и я останавливаюсь на очередном выпаде, поразив невидимого врага сразу двумя мечами. И стою я, с вытянутой под углом к небу левой ногой, а тело и руки вытянуты вдоль поверхности песка. Прекрасная стойка, но так долго стоять может только тренированный мастер. И я стою. Какаши еще раз кричит, запуская меня в танец и я выхожу из стойки, отрывая обе ноги от земли, уходя в разворот вокруг своей оси и касаясь мечами земли и опять приземляюсь на ноги. Какаши кричит, ускоряя мне темп и я увеличиваю и мечи превращаются в размытые пятна стали. Это очень быстро, почти на пределе. На такой скорости очень сложно остановится вовремя, что бы не ранить и не убить. Но в отличие от простых опытных бойцов, я мастер, поэтому я умею контролировать любую ситуации на самой высокой скорости. За время танца с Шуан Цзянь, небо потемнело и уже высыпали звезды, но свет фонарей немного рассеивает тьму и я не прерываюсь. Продолжаю. Уже когда чувствую чудовищную усталость и мысленно молю своего тренера о пощаде, он сжалился надо мной и остановил, сказав улыбаясь и забирая мечи:
-Ты победишь! – и удаляется в темноту под пальмы. Я снимаю с себя рубашку и бриджи и с разбега окунаюсь в благодатную морскую воду. Плавать оказывается так легко после тяжелой тренировки, а еще и жутко приятно. Все мысли; гневные, добрые, победные и просто развратные, выветрило танцем воображаемого боя. Сейчас я чист как холст, ждущий своего художника. Выбравшись на берег и стекая каплями моря в песок, все еще горячий от солнца, я замечаю того самого художника, которого я -холст ждал. Он стоит на берегу, ближе к пальмам, весь в черном, лишь рубашка на груди расстегнута и распахнута, и оттуда призывно дразнится идеально сложенная грудь. Он почему то серьезен, если не сказать рассержен. Я медленно иду к нему по песку безлюдного пляжа. Сейчас я -холст, хочет одного, красивого нежного рисунка от кисти именно этого художника. Я приблизился почти в плотную и мне нарисовали то, что я, по его мнению. заслужил. Удар пришелся по скуле и меня немного мотнуло к земле. Сильно однако приложился. Я тут же гневно подымаю на него взгляд, требуя объяснений. Он все так же сердито смотрит на меня, а через секунду хватает за волосы на затылке, как тогда в туалете и с силой впивается мне в губы, со злостью покусывая их, просовывает свой язык мне в рот и нещадно там хозяйничает, углубляя поцелуй, делая его невыносимо страстным. Я наслаждаюсь такой страстной силой и меня захлестывает возбуждение. Но я не двигаюсь позволяя ему взять то, что хочет он. И он берет. А потом отталкивает и уходит по тропинке среди пальм. Мне остается стоять и смотреть. И догадываться самому, что бы это значило. И не найдя ответа, я возвращаюсь в волны теплого моря, а на глаза наворачиваются слезы и кулаки сами сжимаются от непотушенного возбуждения.
Нет, ну я же не дурак, я сообразил за что мне был подарен удар. Может видел сам, а может рассказали , какое я шоу устроил из поцелуя с Неджи. Сам виноват. Я бы на его месте тоже взорвался. А вот поцелуй за что? Да еще такой. Мда. Хотя, может это у него от бессилия. Не может он меня из соревнований выжить вот и бесится. Я направлялся в номер, исполнять обещание сенсею. То есть ложится спать во время. Завтра финальная схватка. И будут объявлены финалисты. Я даже немного волнуюсь. Одно радует: Неджи участвовать не будет, поэтому целовать мне никого не придется. И синяки на своем красивом лице, я в ближайшее время от него пересчитывать не буду. Вот же идиот. Хотя мне нравится его темперамент, будет весело, это точно. Этот прощать мне пьянки не будет, хотя я и пить то уже не хочу. Хочется совсем другого. Но об этом я подумаю после финала. Надеюсь найдется кто ни будь посильнее и вышибет его в финале. А то, как то не хочется с его цуруги встречаться. С такими невеселыми мыслями я и провалился в сон.

Глава 6

День финальной схватки начался как обычно, с разминки на пляже и еще осталось немного времени, что бы отдохнуть и поплавать в бассейне. Я расслаблено лежал на лежаке, наслаждаясь покоем и солнцем. Очень хотелось пойти в номер Саске и сделать с ним что ни будь невероятное. Например привязать, что б не брыкался и изнасиловать этого самоуверенного нахала. Ох, это было бы верхом наслаждения. Такой сильный и красивый, высокомерный Учиха привязанный к кровати. У меня аж слюнки потекли и откуда то снизу поднялось тепло и расплылось по всему телу, стекая вязкими каплями с кончиков пальцев. Я усилием воли остановил свою буйную фантазию и поднялся, собравшись поплавать. Но меня перехватил перед бассейном голос Рок Ли.
-Наруто, погоди. – он поравнялся со мной и шепотом добавил, - Разговор есть. Пройдемся? - я кивнул и прихватив с лежака вещи, натянув их и проследовал за удаляющимся Ли.
-Ну? –нагнав своего собеседника, немного раздраженно спросил я.
Рок Ли повертел головой, осматривая округу и кивнув каким то своим мыслям, начал разговор полушепотом:
-Слышал, что в финале, сражения будут проходить до первой крови? – я кивнул.
-Это не совсем так. На самом деле в финале будут проходит схватки до смерти противника. – я отшатнулся от него, но смог выдавить из себя:
-Откуда такие новости?
-Из добрых источников. Ты заметил, что таких как мы финалистов законных соревнований, отсеяли в первых отборочных турнирах. Остались только мы двое. А знаешь по чему? – я мотнул головой, отрицая сии знания.
-Да потому что мы одни из сильнейших, и с нами планируют самые красочные схватки. А еще потому, что мы для них расходный материал. Когда мы исполним свои роли от нас по любому избавятся. – я был ошарашен.
-С чего ты взял? Все ж таки соревнование и много народу.
-Да с того, что у тех кого отсеяли были влиятельные связи и семьи, ну и конечно они не дали бы такого боя как я или ты. Особенно ты.
-Ты чего несешь Ли? Глупость какая. А кто на следующих соревнованиях им будет устраивать зрелище? Да чушь все это. – я уже откровенно злился на досужие сплетни, возникшие из-за предстоящих сражений с оружием до первой крови.
-Наруто, не тупи. У тебя нету родни и у меня нету. Но при этом мы законные финалисты в своих видах борьбы. То есть общественные люди. Достояние народа можно сказать. И если их здешние игры дойдут до кого следует, им это не принесет пользы, поверь мне. А к тому же я и ты всего второй раз участвуем в грязных турнирах и уже попали в такую серьезную ситуацию. Вспомни прошлый турнир. Без всякого оружия с судьями. Все чин чином. А тут не дерись меньше пяти минут и всякая ботва. У тебя вон как получилось. Ты просто звезда. Но есть звезда на которого ставят деньги, что бы выиграть. И это, извини не ты.
-Что? И кто это?
-Учиха Саске. –Ли повесил скорбно голову. Я был немного шокирован услышанным. Значит он все знал и не сказал до конца. Просто намекал по ходу дела. Вот же гад. Пришибу.
-Знаешь сколько он подобных турниров выиграл? – я промолчал, но взгляд мой говорил за меня, -сорок три. И с оружием пятнадцать и все его противники умерли. Этот турнир должен стать шестнадцатым с оружием. А ты приношение, которое принесут в жертву богу смерти, Саске Учихе.
-Я не верю. – тихо, только и смог проговорить я.
-Наруто, здесь финал уже давно определен. И ты будешь мертв, если не сольешь эту битву. Хотя я уже сомневаюсь, что это что то изменит. Если они засомневаются в тебе они сами любыми способами поставят твоего противника на колени, что бы проиграл. И ты будешь в финале. А потом они сделают так, что бы ты оказался на одном татами с Учихой. А этот уже не промажет. Говорят его цуруги магическая. Она семь раз отрезала голову противника от тела. – меня стало тошнить. Я извинился и убежал подальше к морю.
Стоя по колено в теплом море, меня мой желудок решил обрадовать показом съеденного на обед. А перед глазами возникали отрубленные головы, скалящиеся в руках того, которого я так опрометчиво полюбил. И картинки никак не хотели покидать мой рассудок. Учиха – убийца со стажем. Можно сказать наемный убийца. Сейчас становился понятен его последний поцелуй. Он определил меня, как свою жертву и наслаждается моим бессилием перед ним. Тупой ублюдок. Да я его прикончу в финале, а мне потом еще и спасибо скажут.
С берега меня окликнул Какаши-сенсей и я, утеревшись краем рубахи, вышел на берег. Он измерил меня внимательным взглядом и зачем то уточнил:
-А ты случаем не беременный, после той ночи? –серьезно так спросил, без тени юмора. Я его обжег сердитым взглядом и тут он не выдержал и засмеялся.
-Все нормально, аборт сделаем, нервы вылечим, а виновника пристрелим.
-Проткнем.- поправил я. И с суровой миной на лице отправился в номер переодеваться.
На этот раз бои проходили в главном крытом шатре. Центральный татами был белый, как невинность девственницы. А трибуны вокруг были не многочисленны. Претендентов осталось двенадцать. Значит будет шесть боев и шесть победителей. Хотя может и меньше. Все же бои с оружием это не шутки. Можно и покалечится, не говоря о том что можно напороться. Меня разрывали противоречивые чувства и чувствовал я себя паршиво. Какаши ободряюще похлопал меня по плечу и вручил два парных меча Шуан Цзянь, с черными кисточками на каждой рукояти. Я покрутил каждый в руке. Получались неплохие пируэты. Меня вызвали на татами и я вышел. Трибуны заворочались и заурчали шепчась. Я искал глазами Учиху. Но татами было ярко освещено и зал был плохо виден. Но видимо не один я его искал. Он тоже искал. Меня. Специально вышел в проход и показался надменно сверкая глазами. Ну почему он не мой противник прямо сейчас. Я боялся, что мой запал рассеется через сутки, если не раньше. И я уже не смогу его даже ранить. Но мне пришлось отвлечься от таких притягивающих глаз Саске и переключится на соперника. А там было на что посмотреть. До этого я его не видел в бою, только один раз на балу. Это было нечто. Высокий худощавый малец, примерно моего возраста, с голубыми волосами. Белая безрукавка и белые брюки с черным широким поясом. Грудь перехвачена кожаным ремнем перекинутым и через плечо, а из-за плеча торчит рукоять для великана. Он расслабленно вытаскивает одной рукой это чудовище из-за спины, и я тихо выпадаю в осадок. Никогда о таком мече не слыхал, а тем более не видел. Я аж престал вращать свои мечи. Показавшиеся мне зубочистками, по сравнению с этим гигантом. Бросаю взгляд в сторону Саске, тот стоит и … лыбится; мол, а я тебе говорил не лезь. Вспоминаю имя соперника, кажется Сугейцу, но не помню откуда и чего выиграл. Да это уже и не важно. Я включаю свою стратегию и понимаю, что у меня мало приемов против гигантов. Пытаюсь сложить имеющиеся и получается выпившая тетушка, но не китайца, а европейца. Эти более устойчивы с детства к двуручникам. А то что меч соперника двуручный, не возникает сомнений, хоть и держит он его одной рукой. Мало ли он выпил там стероидов и анаболиков. Может сейчас сильнее меня раз в пять, на ближайшие пол часа. А что схватка затянется я и думать не хочу. Раздается звук гонга и я ухожу в оборону, пока не применяя «пьяный стиль». Мне нужна о нем информация, как двигается, как рубит, какие техники использует. В петлю лезть не хотелось. Я замер, изучая соперника. По телу было видно, что он гибок и быстр, что не как не вязалось с образом огромного меча.
И он атаковал внезапно. Клинок лег вдоль татами, почти касаясь покрытия, а его владелец припал на одно колено и держал меч одной рукой. Меч описал полукруг и взмыл вверх, тут то Сугейцу перехватил его и второй рукой. Я это отметил про себя, делая сальто через голову, высоко подбрасывая ноги. Это хорошо что ушел в сальто, а то не успел бы заметить следующего выпада, который произошел во время моего переворота. Он рубил сверху вниз и уходил в лево. Я откатился и присел в стойку ягуара, отклоняя корпус. Спасая свою грудь. Интересно, долго он сможет им махать с такой скоростью. И почти сразу последовал удар поперек, на уровне живота. Я оттолкнулся и взлетел. Кувыркнулся уже в воздухе и использовал клинок противника как посадочную площадку. Кажется я нашел его слабое место. Меч. Не теряя ни мгновения, я пробежался по широкому клинку, оттолкнулся у самой рукояти и описывая над головой соперника дугу, кинул свои мечи в выпад «диски на воде». Простой и самый легкий выпад. Но действенный при близком контакте. И попал. Я прорезал ему оба плеча, почти до кости. Но видимо не задел сухожилия и важных мышц. Или он все же был обколот усилителями и обезболивающими. Приземлился я у Сугейцу за спиной. А тот уже разворачивался всем корпусом и припадал в глубокую стойку. Меч опять стелется по татами. Но я уже знал. И я не спал. Я действовал. Не успев приземлится, я опять оттолкнулся прыгая практически на встречу его мечу. И опять приземляюсь на лезвии гиганта. Он гулко ударяется о татами, а я бегу и толчок от середины клинка, и крутящейся пулей в противника. Тот успевает увернуться и выставляет меч на подобие стены. Между мной и собой. Вот так новость. Он значит в домике. Тут до меня доходит, что первая кровь уже пролита, а гонга все нету. Меня начинает бить крупная дрожь страха и ярости. Я косо смотрю в сторону Саске, он стоит со сложенными на груди руками и уже вовсе не улыбается. Во я попал. Значит все что сказал Ли, правда. Ужас охватывает меня. Я не хочу убивать. Я осознаю. Что не смогу. Я приучен во время останавливаться. Хотя смог же порезать противника. Наверное убивать так же легко. И я плюю прямо на окровавленное татами. А мой противник за стеной из клинка. И даже головы не видать. Ох, ну ладно уж так и быть, изображу я вам пьяную европейку. Мои клинки превращаются в веера, от частого мельтешения и я шатающейся походкой, начинаю обходить склеп-меч Сугейцу. Я не успеваю до конца обойти противника, а его меч начинает описывать в воздухе невероятные восьмерки. Мелькая со скоростью ракеты. Острие проходит в сантиметре от живота, потом слегка касается кимоно на руке и там остается дыра. Да он чудовищно острый. Ой-ё. Я еле успеваю делать прыжки и кувырки. Мои мечи прижаты к предплечьям, что б не мешали маневрировать. И тут я замечаю, его совсем открытую шею. Какой слепец, мог и раньше заметить. Я ухожу от очередной восьмерки и поднырнув под меч-гигант, раскладываю всего один меч. Левый. И острие упирается в его шею, но не пронзает, а он смеется и подсекает меня своей махиной и мне приходится спешно уходить в защиту. Хотя что это за защита, сплошные сальто да перекаты. Я отскакиваю подальше, беря секунду передышки и сориентировавшись. включаю пьяную китаянку. Привычную моей манере сражаться. Ее хватит что бы победить. И все получается так легко, как в замедленной съемке. Я даже смог кинуть взгляд на Учиху, тот опять слегка улыбался. Но чему? Для меня было не понять. И я продолжаю. И моя пьяненькая китаянка уходит от восьмерок будто их и нет вовсе. Да и меча-гиганта, тоже нету. Я и моя китаянка с легким мечом, опрокидывается противнику под ноги и в сложенном пополам состоянии проскальзывает совсем близко, так что хватает сделать надрез на сухожилиях ног. Конструкция меч-гигант плюс Сугейцу валятся на татами, а я выпорхнул с обратной стороны, как ни в чем не бывало. Встав рядом с поверженным противником, который казалось растерял все силы, от удара о татами, я громко дышу и смотрю. И тут звенит гонг и я разворачиваюсь и ухожу с татами. Не обернувшись. И выхожу из самого шатра, с зажатыми мертвой хваткой клинками. Руки сводит от ярости и злости. А еще от ощущения предательства. Какаши бежит за мной и что то кричит, я не слышу. Я чуть не убил человека. Мне страшно и мерзко. И я просто иду, сжимая рукояти мечей до белизны костяшек. Сенсей дергает меня за плечо и разворачивает к себе лицом, что то говорит, но до меня не доходит. Тогда он наотмашь бьет меня по щеке и я возвращаюсь в реальный мир.
-Наруто, Наруто, послушай, если хочешь выжить, вернись и досмотри бои как профессионал. Не веди себя как мальчишка. Наруто, ты меня понял. Иначе убьют нас обоих. Слышишь. Вернись. – я киваю и молча возвращаюсь.
Сижу на трибуне и слежу за длительными боями других пар. Последним выходит Саске. Величественный и красивый. Он одет в белую рубаху, распахнутую на груди и в черные брюки-кимоно с широким красным поясом, за который заткнут прямой обоюдоострый меч без гарды, меч его предков - цуруги. Стили его использования уже давно ушли в лету. Но Учиха владеет этим длинным мечом в совершенстве, как никто наверное на планете. Его противником оказывается великан с копной каштановых волос. Он гол по пояс, а в каждой руке держит по малой секире. Обоюдоострые и мощные двусторонние топорики. Такими черепа раскалывать хорошо, как кокосовые орехи. Он с легкость их вращает в руках и примеряется к противнику. Бой длится не долго. Саске не вытаскивает цуруги почти до конца боя, издевательски молниеносно уходя от противника. Наигравшись, он оказывается за спиной великана и незаметным движением правой руки вытаскивает меч и отступая на шаг медленно прячет обратно в ножны. Я не заметил удара. Боже я его не заметил. Как такое может быть. А противник уже оседает на татами и непонимающе смотрит на свои ноги. И я понимаю, что Учиха нанес своему противнику, то же повреждение, что и я своему. Он подрезал ему сухожилия на ногах. Звучит гонг и Саске, бросив непонятный взгляд в мою сторону, уходит с татами. Я теряюсь в догадках, зачем он это сделал, скопировал мою победу, не убив противника.

Глава 7

В номере я сразу же залез в горячую ванну с гидромассажем, что бы избавится от накопившейся усталости и напряжения. Но это слабо помогает успокоится. Все время крутятся слова Ли в голове «ты жертва на алтаре бога смерти». И я, закрыв лицо руками, пытаюсь собрать нервы в кулак. Вечерняя тренировка отменена моим сенсеем. И я наслаждаюсь покоем и горячим паром. Завтра финал и надо быть в форме. Какаши слинял куда то, по ему только ведомым делам. Я кажется задремал в ванной, а когда проснулся и оделся, обнаружил, что уже вечер. Темноту на улице разгоняли редкие фонари и свет из окон дворца. Сидеть в номере не хотелось. Хотелось снова напиться, как раньше, до беспамятства. Но этого я себе позволить не мог. Поэтому, накинув светлую рубашку с коротким рукавом, я вышел из номера и пошел гулять. Никого ни хотелось видеть. Я пошел подальше от светлых участков, углубляясь в пальмовый парк. Прогулка помогла мне расслабится и вывела меня на другой пляж. Я постоял, глядя на тихие волны моря и темный песок. Потом скинул одежду и забежал в теплую воду. Я греб изо всех сил, а когда берег стал еле различим, повернул назад. На берегу меня ждали. Да что он за мной следит, что ли? Учиха сидел возле моей одежды, оперевшись на отведенные назад руки. Он был чертовски притягателен, с распахнутой рубашкой и спокойным красивым лицом. Я сделал вид, что его тут нету и потянулся за одеждой. Но меня перехватили и повалили в песок, придавив всем весом тела. А я и не сопротивлялся. Безразлично отведя в сторону взгляд, я ждал когда меня отпустят. Он немного приподнялся, заглядывая мне в глаза, которые я старательно отводил, а близость его кожи сводила мои мускулы в тугие пружины и разливалась по телу обжигающими вихрями. Он не выдержал, слез с меня и сел рядом. Я остался лежать, приводя мускулы в рабочее состояние, после его воздействия. Учиха первым прервал молчание:
-Я помогу тебе сбежать. Сегодня же. Согласен?
-Нет.
-Они тебя убьют, если останешься.
-Мне все равно.
-Наруто, разве тебе не жаль потерять все. И только из-за своего упрямства.
-А ты мне кто? Судья? – я сел и стал натягивать одежду.
-Наруто, я не хочу тебя терять. Поверь, я до сегодняшнего дня не знал их намерений.
-Ну теперь то знаешь. И я их знаю.
-Но, я могу тебя спрятать. Они поищут и перестанут. Найдут новую игрушку.
-Угу. А я стану твоей игрушкой. Ты этого хочешь?
-Наруто, не говори глупостей. Я… -и осекся.
Я поднял на него злой взгляд. Он на меня не смотрел. Море ему явно больше нравилось.
-Хм. Ты даже сказать не можешь это мне в глаза. Потому, что с самого начала обманывал меня и использовал. Да даже если ты мне это скажешь теперь, я тебе не поверю.
-Наруто! – в его темных глазах светилась мольба. Я списал это на его коварство.
-Что, хочешь шестнадцатый трофей в виде моей головы? У тебя это вряд ли получится. – я встал. –Прощай.
Он молча проводил меня грустным взглядом. А я шел назад. Хватит на сегодня душещипательных сцен. Почти дойдя до дворца он меня догнал таки. Опять схватил в охапку и поволок за собой. А я почему то не сопротивлялся. Странно, ведь тока что злился. Он доволок меня до своего номера и защелкнув дверь, усадил меня на диван, не включая свет. А сам сел рядом на ковер, передо мной. Взял мое лицо за подбородок и заглянул мне в глаза. Я знал то, что он в них увидит можно воспринять по разному, но там была печаль, а не прощение. И кажется он это понял.
-Наруто, пожалуйста, останься со мной этой ночью? Прошу тебя? –его голос был глухим.
-Зачем? Хочешь насладится, перед тем как моя голова займет место на полке твоих трофеев?
-Наруто?
-Я тебе не девка, с которой можно поиграть в поддавки, а потом вырубить одним ударом.
-Наруто. – уже более жестко.
-Хочешь сказать, я плохой боец. И тебе в подметки не гожусь. – и он отвесил мне пощечину.
-Заткнись наконец. Ты хоть слышишь, что ты говоришь? Ты оглох. Я тебе об опасности говорил, как только ты тут объявился, а теперь ты во всем винишь только меня.
-Ты забыл кое что рассказать, когда меня предупреждал. Так ведь, Учиха. –прошипел я, во мне все кипело. Но он не ответил и отвел взгляд. – Значит это все правда. И ты тут один победитель. А еще ты убийца. Ты убийца Учиха. Убийца за кровавые деньги, мать твою. – эти слова я выплюнул ему в лицо. Пусть подавится своими предупреждениями. Что мне с того, если он знал об этих боях все и ничего не делал. Предупреждал. Ну может и предупреждал. Но не о том, о чем следовало предупредить.
-Это уже не изменишь. Да я убивал за деньги. Но не сейчас, когда я нашел тебя. Больше этого не будет. – и он посмотрел прямо мне в глаза и без тени фальши прошептал, подымаясь и приближаясь ко мне, - Я люблю тебя, больше жизни, люблю. Я не хочу тебя терять, Наруто… -и он придвинулся, стоя передо мной на коленях, а я, сидя на диване, старался отклонится. Он перехватил мою голову, видимо его любимы трюк, и начал целовать. А вот это подлый ход. Я не железный. И не могу так просто устоять от соблазна. Хотя. И я представил Саске, отрубающим голову противнику своим длинным мечом. И меня опять стало мутить. Я его резко оттолкнул и побежал в туалет. Меня выворачивало со страшной силой, а картинка с мертвой головой в руках Учихи как прикипела к моему воображению. И меня опять выворачивало. А он не мешал. Видимо наслаждался произведенным эффектом. Крут ведь. Бля. Угораздило же влюбится в хладнокровного убийцу. И что теперь с этим делать. Я сел на кафель, возле ванны и стал изучать потолок. Он появился на пороге в ванну и поинтересовался:
-Полегчало. – глаза у него при этом были виновато-обеспокоенными. Аж противно. Какую он красивую комедию для меня разыгрывает. Даже в любви признался, лишь бы я перед смертью своей ему принадлежал. А шиш тебе с маслом. Хладнокровных убийц с виноватыми глазам не бывает. Все это чушь.
-Уйди и полегчает точно. –спокойно выдал я. Но вместо того, чтобы обидится или съездить опять мне по физиономии, он присел напротив и протянул мокрое полотенце. Да что это с ним. Да не поверю я, что можно покалечить людей сорок три раза случайно или под угрозой собственной жизни. Учиха, тебя ничто не оправдает. Такие как ты не меняются.
Саске сел рядом на кафель, не касаясь меня, и то же стал изучать потолок.
-Знаешь, сегодня я впервые не убил в соревновании с оружием. - я немного опешил. Это что исповедь грешника. А я по его мнению, священник.
-Эка невидаль. Небось тебе это с трудом далось. Ведь всегда легче сделать один надрез и не мучить живое существо.
-Наруто, давай убежим вместе? – и в его глазах плескалась надежда.
-Куда? На тот свет? Или ты господь бог, что всю эту систему сломаешь, и они за нами не погонятся?
-Нет. Но… - и он в очередной раз осекся.
-Вот видишь. Ты, убийца со стажем, а сделать с этим ничего не можешь. И я не могу. И я не знаю как все исправить. Бля, Учиха, это безвыходная ситуация. Не ты, не я, в ней исправить что то не в силах. – он развернулся ко мне и нежно провел по линии шеи рукой, потом по груди. И, из под упавшей на лоб пряди черных волос, на меня смотрели безумные темные глаза. Это зажигало хлеще любого напалма. И я тут же завелся. Он это заметил и не стал останавливаться, расценив мое возбуждение по своему. Придвинувшись ближе, он завладел моим телом, лаская руками и стягивая рубашку и при этом целуя мою шею. Это было похоже на просьбу о прощении. А я понимал, как мне будет сложно простить его. Но сейчас мне не хотелось об этом думать. Его ласки возбуждали и возносили на небеса, где греху места не было. И на сегодня я его простил, позволив делать со мной то, что он хочет. Кто знает может это последний секс в моей жизни. Так пусть это будет тот кого я люблю и кто меня убьет. Он поднял меня на руки и понес в комнату на кровать. Это было даже лучше чем в первый раз, он был настолько нежен и откровенен, как будто это была его последняя ночь. Его руки и ласки сводили меня с ума. Я стонал только от одной мысли, что со мной это делает он. Когда его дыхание было на пределе, от скорости нашего слияния, он кончил и выдохнул мне в ухо:
-Я люблю тебя. Наруто. Люблю. – и я кончил вслед за ним. Может даже впервые от этих слов, не раз мною слышимых из уст других людей. И я поцеловал его задумчиво и нежно, вместо ответа и он ласково мне улыбнулся. А я вылез из под него, а в душе у меня все рушилось, и стал молча одеваться.
-Ты не останешься? – он не пытался остановить.
-Нет. – одевшись и стоя в дверном проеме комнаты, я окинул взглядом его обнаженную фигуру в последний раз, запоминая и понимая, что если задержусь еще хоть на минуту то не смогу уйти, и выпалил на одном дыхании, - Прощай. Завтра я тебя убью.- и развернувшись, направился к выходу. И мне послышалось, что я услышал его тихий ответ:
-Хорошо. Прощай.
Выйдя в коридор я расплакался как мальчишка, ну или как девчонка. Да уже не важно. Главное, что мне было жутко больно. И в этом был виноват весь этот гребанный мир с его законами. А мир я уничтожить не мог. Я же не господь бог. Прощай моя любовь. Завтра я потеряю все и тебя и себя и мир. Все.

Глава 8

Финальная встреча проходила все на том же центральном татами. Покрытие сменили и оно опять было девственно белым. В сегодняшней схватке участвовало шесть бойцов. Значит будет три боя. А победителей должно остаться два. Интересно, как они собираются поступить с третьим финалистом. Я и Какаши-сенсей были в одной из ниш готовясь к тому, что меня вызовут. Но первым на бой вызвали Учиху и гибкого молодого, на вид, парнишку по имени Сай. Его оружие было под стать ему. Два кинжала с тонкими клинками и гардой из двух усов-лезвий, вытянувшихся вдоль половины длинны самого кинжала. Эти кинжалы назывались саи. Он умело держал свое оружие в руках, слегка шевеля ими. Раздался гонг и противники сдвинулись с места. Учиха некоторое время не вынимал меч, но его противник был очень быстр и защищаться становилось все сложнее без оружия. Когда Саске получил царапину на плече, нервы видимо не выдержали и он достал цуруги из ножен. Я заметил как вздрогнул при этом его противник и стал увеличивать, разделяющее их расстояние. Трибуны зашептались и зашевелились, как хищный зверь в засаде. Учиха выставил перед собой меч. Он слегка дрожал. Что это с ним? Почему дрожит? Я видел, что он не боится противника. Тогда что? И тут до меня дошло. Он боится его убить. Неужели его инстинкты настолько сильны, что приходится с ними бороться, что бы не убить. Ну посмотрим, Учиха, насколько ты силен в этом. Саске отвел меч в сторону, открываясь и противник воспользовался этим и атаковал в прыжке. Учиха с легкостью отразил сразу два удара, а потом еще пять. И танец завертелся и закружился. Сай и Саске кружились друг против друга, то припадая к татами, то взвиваясь в воздух. Это было чудовищно красиво и завораживающе. Трибуны затихли и казалось, что они не дышат. Я несколько раз видел как Сай открывался и Учиха мог достать его, но этого не происходило. Я мысленно поздравил Саске, а тем временем он получил вторую рану на груди. Но опять это была царапина, хоть и крови было как то много. Сай был до сих пор не вредим и стремился добраться до, явно сильнейшего, противника. Прошло уже пятнадцать минут боя и видимо утомившись, Учиха, опять же незаметно для всех, включая и меня, ранил Сая в руку и та повисает без действий. Сай, с ужасом в глазах, отступает и меняет тактику. Один из саев он оставляет на татами, а второй зажимает в здоровой руке и атакует. И через два выпада получает рану на второй руке. На этот раз я успел заметить выпад Учихи. И у меня похолодело в животе. О такой скорости, пусть даже одного выпада мне оставалось только мечтать. И тут я понял, что чтобы не делал, если мы с ним схлестнемся, то я умру. Потому, что он Мастер цуруги – древнего меча убийц. А я всего лишь чемпион Европы, мастер «пьяного меча». Прозвучал гонг и придя в себя, я увидел открывшуюся картину на татами. Сай стоял на коленях, порезанный еще и на бедре, а цуруги Саске упиралось кончиком ему в горло. Учиха держал меч в вытянутой руке, стоя напротив поверженного противника, из-за чего казалось, что у него невероятно длинная рука, но с лезвием вместо пальцев, а в его темных глазах шевелилась ненависть. Потом он опустил меч и красивым движением спрятал его в ножны и ушел, даже не взглянув в мою сторону. Сая же вынес с татами его тренер. По трибуне поползли злые высказывания и грубый шепот.
Когда татами было готово к новой схватке на него пригласили меня и моего противника. И я вздрогнул, когда она появилась передо мной. Да я ее знал. И не видел ее участия в финальных боях. Тогда значит таков был сценарий. Неожиданная перчинка в представлении. Я вздохнул успокаиваясь. А девушка с розовыми волосами покрутила свои Шуан Цзянь в руках, сверкнув на меня зелеными красивыми глазами. Да это была Чемпионка мира по восточным единоборствам Сакура Харуно, только вот я был не в курсе того, что она еще и мастер парных мечей, таких же как и у меня, но с красными кисточками. Ее гибкое тело было затянуто в китайское народное одеяние: белое женское кимоно с цветами сакуры и розовые шаровары. Она была великолепна, когда приняла низкую боевую стойку, выставив перед собой левый меч, а правый держа на уровне скулы, в согнутой в локте руке. Интересно какой у нее стиль? И мне тут же дали ответ. И я с облегчением понял, что это не стиль «пьяного меча», а всего лишь «летящие лепестки сакуры». Этот стиль я тоже отлично знал и владел. Конечно от этого мне легче не стало, я перешел на ее стиль и схватка была на равных. Звенела сталь и сыпались искры. Скорость была не высокая. И когда прошло минут пять безуспешных попыток достать друг друга, я поменял стиль на пьяный и ускорился. Она не осталось в долгу и тоже ускорилась, а потом и ошарашила, резко переходя от лепестков к пьяному мечу. И тут то я из-за удивления пропустил прямой выпад в падении и мне обожгло бедро. Я почувствовал как кровь льется по моей ноге, но прерываться не стал. Ускорившись еще раз, тут она видимо мне проигрывала. Потому, что с мечами такая скорость ей не давалась. Я видел ее попытки, следовать за моей скоростью вращений и падений, но она только устала и сделала ошибку и я прорезал ее короткий рукав кимоно на плече. Она даже не вздрогнула. Я знал, что мне будет сложно решится повредить ей более серьезной раной, но надо было ее как то вывести из боя и не повредить. И меня посетила шальная мысль. Отскочив друг от друга у нас было время отдышаться, а я отложил мечи на край татами и взял в руки воображаемые чашки. Она удивленно измерила меня взглядом, увидев в этом свой шанс и кинулась в атаку. А я от чашек опьянел и у меня в руках оказались воображаемые мечи. Точнее сами руки были мечами. И я знал, что она проиграла. Пара прыжков и одно падение и я у нее за спиной и жало моей руки впивается в основание шеи, возле головы и девушка как ватная кукла оседает на татами. А я отхожу от бесчувственного тела и не слышу гонга. Я иду за своими мечами и подымаю их, собираясь уйти. Меня останавливает голос с места судей -ублюдков.
-Проигрыш должен окончится смертью. – это был приказ. Я кидаю в сторону судейской трибуны убийственный взгляд и ухожу с татами. Они меня не заставят это сделать. Пусть лучше попробуют убить меня. Трибуны шелестят вопросительно-возмущенно. А я улыбаюсь и иду к сенсею, не оглядываясь. Какаши сначала смотрит на меня и тоже улыбается. Но вдруг я замечаю, как с его лица сползает улыбка, сменяясь ужасом и его взгляд направлен на татами. Я резко оборачиваюсь, на татами стоит человек в маске и одеянии ниндзя, держа за волосы бесчувственную девушку, стоя у нее за спиной и короткий меч- убийца уже наполовину вышел из ножен. Я кидаю себя в бег к татами, к Сакуре. И понимаю, что не успеваю. Не добежав каких то пять метров, а лезвие катаны уже режет тонкую шею девушки и кровь густыми каплями падает на белое кимоно и полотно ринга. И я срываюсь на крик:
-Нееееет. – преодолев оставшиеся метры, я пытаюсь достать своими мечами убийцу, но он прыгает и уходит от удара. Приземляется за моей спиной и убегает, я кидаюсь за ним. Но он очень быстр и исчезает в, на миг открывшейся дверце под трибунами. Я колочу проклятую дверь и кричу проклятья. Через некоторое время меня оттаскивает от двери Какаши и зажимает в тисках своих объятий. Успокаиваюсь я только минут через десять. Меня уже не трясет. Я горю изнутри. Я решил. Я их всех убью. Выиграю финал и убью. Таким монстрам вредно жить на этой земле. Какаши отпускает меня и я решительно направляюсь в нишу для претендентов. Испепелив судей взглядом, я сажусь на лавку в нише и жду следующего боя. Сенсей молча сидит рядом.
А на следующий бой вызывают Рока Ли и маленького кривинького тайца с мечами-крюками Цзяньгоу. Страшное оружие, а если в паре просто ужасное. Ли свое Да-дао (меч с односторонней заточкой и широким лезвием изогнутой формы на коротком древке) держит прижатым к предплечью, готовый его использовать по полной программе. Звучит гонг и таец просто бежит на Ли. Тот подпрыгивает и Да-дао расправляется и сразу достает противника в спину. Но это видимо только царапина. И бой продолжается. Ли легко уходит от смертельных атак и еще раз выпускает свой меч и крючья -мечи вылетают из рук противника, и тут неожиданно для всех таец кидается на меч Ли, а тот не успевает его убрать с пути и таец всем весом насаживается на меч грудью и обвисает мертвой тушей. Рок Ли стоит шокированный, этим отчаянным поступком тайца. А я понимаю, что таец, зная насколько силен и благороден его противник, решает умереть от его меча, а не от меча-убийцы человека в маске. Звучит гонг и распорядитель распускает всех до вечера, когда состоится финальная схватка.
Придя в номер я первым делом забрался под холодный душ. А когда вышел, Какаши сидел на диване и … курил.
-И когда это вы начали курить сенсей? – мое настроение от душа не улучшилось, но нервы хоть успокоил и теперь мне все равно. И тон от этого безразличный и холодный.
-Только, что. – он на меня не смотрит. Его взгляд устремлен на сад за окном. Я сажусь рядом и забираю сигарету, затягиваюсь и тушу о низкий стеклянный столик.
-Вредно очень. Или вам жить надоело? – критикую я его поступок. Он откинулся на спинку дивана и хмыкнув, заговорил очень тихо, будто уже мертв:
-А мы с тобой и так уже трупы. Разве что говорящие. Отчего не порадовать смерть такой мелочью как табак. – и улыбнувшись, он поворачивает смертельно уставший взгляд на меня.
-Знаете, сенсей, вы наверное можете еще уехать.
-Не могу. Да и не смогу я тебя тут одного оставить. Или ты хочешь, что бы остаток жизни я провел в кошмарах. – его удрученный тон мне совсем не нравится.
-Какаши-сенсей, а у вас есть еще два меча?
-Зачем?
-Ну вы то тоже мастер, может даже лучше меня. Может прямо с татами и начнем уничтожать эту заразу. Вдвоем. Как думаете? – я ни знал на что надеюсь, но эта мысль сверлила меня после смерти Сакуры и я ее высказал.
-Хм. А идея не дурна. Пока нас прикончат, мы сможем забрать с собой пару тройку этих зверей. Хотя мечей у меня нету.
-Значит я буду сражаться одним. А второй оставлю вам. А там будем действовать по обстоятельствам.
-Ммм. А справишься одним?
-Сами знаете. Справлюсь. – я был рад, что меня поддержали. И задал давно мучащий меня вопрос, - Сенсей, а вы кого ни будь убивали?
Звонкое молчание повисло в комнате и Какаши смотрел не на меня, а в сад за окном.
-Да. Убивал.
-Сколько…. Сколько раз? –мой голос дрожит.
-Наруто, может не стоит тебе этого знать?
-Стоит. –твердо ответил я. Мне даже захотелось узнать обстоятельства, которые сподвигли такого мирного и меланхоличного человека убивать.
Какаши вздохнул и встал, подойдя к окну он начал говорить:
-Я участвовал в таких же грязных турнирах. И я был некоторое время лидером. На меня ставили и я выигрывал. Тогда я был молод и не понимал, что творю. Мне просто нравились деньги, которые я получаю и свободу которую они мне давали. А когда мне предложили поучаствовать и выиграть турнир с оружием, я не смог себе отказать. – он повернул ко мне бледное лицо и я понял, что сейчас ситуация похожая на его юношеские приключения,- сначала я не убивал, просто ранил, как того требовал турнир. Но потом они захотели зрелища со смертью. Я отказал, но они нашли способ меня заставить. – он помолчал,- И я убивал. По разному.
-Сколько.- еле выдавил я из себя. Мои мысли потекли в строну Учихи. Может его то же заставили. Тогда я не прав. Ох, как я не прав. И нужно все исправить. Меня подмывало сорваться и убежать в номер к Саске и поговорить по другому с ним. Предложить ему мой план. Но я хотел дослушать. И я услышал:
-Тридцать семь. – взгляд сенсея остекленел и он опустил голову.
-Как вы выкрутились из всего этого? Сенсей?
-Они вернули мне мою семью через год и отпустили на все четыре стороны. Наверное найдя кого то другого. А меня оставили живым, потому что знали, убийца не раскроет страшной тайны. Иначе семья опять окажется под угрозой.
Мое решение окрепло и я вышел из номера, оставив Какаши размышлять в одиночестве.
Я спешил. Почти бежал к номеру того, которого прошлой ночью пообещал убить. Поравнявшись с дверью я постучал. Никто не ответил. Я подергал ручку. Закрыто. Где его носит. И вдруг я почувствовал удар чего то тяжелого по затылку. Я не смог даже обернуться, что бы рассмотреть кто это был. Темнота быстро затянула сознание и я поплыл по черным волнам в темноту беспамятства.
Сознание вернулось ко мне, с гулкой болью в затылке. Я сидел на скамейке в нише претендентов, в своем кимоно с драконами и двумя мечами, рядом на лавке. Какаши нигде не было. И я понял. Нас подслушивали и его сейчас, либо держат как заложника, либо уже убили. Я встаю и оглядываюсь. Трибуны затихли в ожидании. Звучит гонг и объявляют мое имя. И я выхожу с двумя мечами. И жду когда мне скажут или покажут, что сенсей жив и он в их руках. Но этого не происходит, а объявляют моего соперника. И на татами выходит Учиха Саске. Он встает напротив и во взгляде пустота и надменность. Я фыркаю и верчу мечи в руках, разминая запястья. Раз ты так хочешь меня убить Учиха, попробуй. На этот раз Учиха сразу достает цуруги и встает в боевую стойку. А я пьянею на глазах. А у нас пьяных сдержанности нету. Я атакую из низкой стойки. И тут же падаю. Он промахивается. Потом атакует он. Но как то странно медленно. Я не верю. Он мне поддается что ли?
-Учиха, не отдавай свою жизнь как слабак. – кричу я ему. Когда нас разделяет половина татами. И он бросается на меня. Я ухожу от его молниеносных выпадов. Еще раз и еще. И тут он меня цепляет слегка за предплечье. Царапина. Я отскакиваю и перехожу на предел своей скорости и кружусь как пьяная китаянка. Он с трудом отражает мои атаки и вот я цепляю его руку и смеюсь, понимая, что он то может и хорош в одном выпаде, но вот в танце он не так быстр. И я цепляю его снова. А потом происходит невероятное. Я вижу брешь в его защите. Не может быть. У Саске есть слабые места? Абсурд. Но я решаюсь этим воспользоваться и делаю выпад двумя мечами и… останавливаю их у его груди. Левый мой меч смотрит ему в правую грудь, а правый упирается в место, где у людей сердце. А интересно есть оно у Учихи. Он стоит, замерев в выпаде. Его меч смотрит в покрытие татами, а он смотрит на меня. И тут я начинаю понимать, от чего он был настолько медлителен. Его глаза грустно улыбаются, а губы шепчут «Прощай, Наруто». И он делает шаг на встречу моим мечам. Они входят в него как в масло. А его глаза из черных становятся серыми и застывают на мне. Тело Учихи начинает оседать с засевшими в них клинками Шуан Цзянь. Я отпускаю мечи и подхватываю тело того, которого люблю больше жизни. Жизни которой нет. Я осознаю, что с его смертью я теряю все. Все вокруг становится для меня серым и я кричу как сумасшедший, держа на коленях мой мир. Мертвый мир.
Меня хлещут по щекам. Я открываю глаза и морщусь от неприятного ощущения в затылке. На меня смотрит Рок Ли и улыбается. Осматриваюсь. Оказывается я в самолете. Видимо частном. Потому, что сиденья мягкие и широкие, да и салон небольшой. Тут я замечаю Какаши позади себя. Он хмуро улыбается мне и отвечает на мой немой вопрос:
-Ты сильно кричал, пришлось разбудить. А то Саске подумает, что мы тебя тут режем. А он нам этого явно не простит. – и он загадочно мне подмигнул. Теперь я вообще ничего не понимая, поворачиваюсь к Ли, а он протягивает мне бокал с чем то темным и садится напротив.
-Выпей. Сейчас уже можно. А то ты на себя не похож.
-Что происходит? И где Саске? – наконец выдавливаю я из себя, потому что до сих пор нахожусь под впечатлением реального видения смерти Учихи.
-Учиха за штурвалом. Он оказывается умеет эти штуки пилотировать. Мы летим в Ирак. Там сейчас война правда. Но это поможет нам скрыться, а когда все закончится, нам будет легче оттуда выбраться. – я не дослушал, поставил стакан на маленький столик, который разделял нас с Ли и пошел к кабине пилота. Я хотел убедится. Рывком открываю дверь и попадаю в плен черных удивленных глаз. А через секунду взгляд становится улыбчивым как и губы Саске. Он что то щелкает на панели самолета и встает, обходит меня, закрывает дверь на замок и припечатывает меня к стене. Поцелуй у него получается слишком напористым и сильным, но я мягко ему отвечаю и он расслабляется, делая поцелуй ласковым и глубоким. Мой страх и боль тут же улетучиваются и меня заполняет возбуждение. Я вижу перед собой его восхитительное тело, рассыпавшиеся длинные черные волосы и запах, который соблазняет и заставляет дрожать от вожделения. Он отстраняется, из-за чего я издаю разочарованный стон. А Учиха смотрит мне в глаза своим страстным взглядом обсидиановых глаз и серьезно спрашивает:
-Надеюсь ты не против, что я решил за тебя? Я не хочу тебя терять. Понимаешь. Больше ни хочу.
-И я не хочу. Больше. Ни хочу потерять все. – и притягиваю его к себе вовлекая в страстный поцелуй.

Конец. (существует сиквел "Один зверь на двоих")



@настроение: х)

@темы: Sasu/Naru