05:00 

Один зверь на двоих [сиквел к "Потерять все"] (глава 1-4)

Kira-chan@nya
Если вы думаете о том же о чём и я, то вы сумасшедшие
Название: Один зверь на двоих (сиквел к "Потерять все")
Автор: Kedra
Бета: сам автор
Пейринг: Сасу/Нару
Жанр: AU, экшн, драмма
Рейтинг: NC-17 (не уверенна, но малышам все же не рекомендую это читать)
Состояние: закончен (имеет 6 глав) [не совсем так]
Дисклеймер: все герои принадлежат Кишимото-сама.
Размещение: с шапкой
Саммари: Убив однажды, сможешь убить еще. Конечно если внутри тебя есть зверь. Зверь, который помогает тебе не сойти с ума.
Размер: макси
От автора: Фик написан как продолжение к "Потерять все" и если вы его не прочли, то многое не поймете. Фик закончен, ваши коментарии помогут мне быстрее выложить продолжение.
Предупреждение: Насилие, убийства, не цензурная лексика, ну и как же без яойа.




Глава 1

-Не понимаю я этих арабов, чего по нам палить, как заведенные, мы ж вроде за баррикадой. – я тихонько выглядываю из-за нашего укрытия; кучи мешков с песком и разбитых машин.
-Наруто, это не арабы, это иракцы. – он говорит это тихо и заряжает пистолет новым магазином. Черные пряди волос упали ему на лоб и я не вижу его глаз.
-Да похер. Все равно скоты тупые. У тебя гранаты остались?
-Нет. – он смотрит на меня улыбчивым взглядом и пододвигается ближе. И я чувствую запах пыли и крови, но его запах я все же улавливаю. И это меня дразнит. А он наклоняется на до мной и целует, пытаясь забраться мне под жилет с боеприпасами. Я выдыхаю сквозь зубы, еле сдерживая накатившую волну возбуждения:
-Саске, они нас пристрелят, если ты сейчас же не прекратишь.
-Ммм. – он не останавливается, обжигая мне шею своим дыханием и я почти потерял контроль, потому, что его рука уже нашла мой живот и ползет дальше.
-Саске! Я не хочу пулю в затылок. Уймись. – я с усилием отодвигаю своего ненасытного любимого. Он разочарованно отползает на другой конец баррикады и выглянув разок для проверки обстановки, поворачивается ко мне с улыбкой:
-Знаешь, а в такие моменты я тебя хочу еще больше. Ты такой грозный когда убиваешь.
-Заткнись Учиха. – рычу я. –Сам нас сюда затащил. А здесь нельзя не убивать.
Кажется на той стороне улицы забыли о нашем существовании или патроны у них кончились. Саске отвернулся и наблюдает за улицей. На нем пыльный жилет со множеством карманов, армейские брюки и… красовки. А из-за пояса на спине торчит его цуруги. Его левая нога перебинтована, прямо поверх штанов, повыше колена. Шальная пуля задела. Волосы грязные и в пыли, но это не портит его красоту, скорее добавляет его виду суровую романтичность. Сам я догадываюсь, что выгляжу не лучше, с той разницей, что под пули я еще не попадал. Инстинкты у меня работают наверное лучше. Мне надоедает ожидание, да и есть хочется и я перекатываюсь под одну из машин. Оттуда их легче всего достать, зато там в меня попасть сложнее. Я осматриваю доступный моему взгляду кусок улицы. Тихо. Впечатление, что все вымерли. А нет. Вот и вылез один. Я целюсь из своего Узи, по перебегающему улицу арабу и нажимаю курок. Попал. Он только руками взмахнул и слег. А у меня даже ничего не дрогнуло. А ведь я убил человека. Хотя сейчас эти арабы для меня как неживые бегающие мишени. Я перестал ощущать смерть. И перестал считать убитых мной людей. Давно перестал. Меня дергают за штанину и я выбираюсь из своего укрытия.
-Может ва-банк сыграем? А то есть хочется. – Саске серьезен и я его понимаю. Торчим тут пол дня. А толку никакого.
-Ты прикрываешь. У тебя еще патроны есть?
-Один магазин к Узи и один к пистолету. – он улыбается. А ведь отсутствие патронов ничего хорошего нам не сулит.
-Отлично. – хмуро комментирую я нашу не простую ситуацию.- Погнали.- и встаю.
Саске дергает меня за рукав, сажая назад и придерживая меня за затылок, в своей любимой манере, крепко целует. Ну прямо прощание. А ведь не первый раз идем ва-банк. Мы уже давно сработались и знаем каждое намерение друг друга. Он отпускает меня, зная, что я возбужден. А не выплеснутое возбуждение во мне, перерастает в ярость и ненависть к арабам, и я вскочив, бегу через улицу к зданию напротив, где укрылись экстремисты. Во мне все кипит. Я выпускаю очередь по окнам и дверям. Пусть не лезут куда не надо. Бросаю на асфальт не нужное пустое оружие и вытаскиваю из ножен два меча-близнеца и крутя их в руках, вбегаю в дверь. Лестница на верх. Влетаю по ней на второй этаж, слыша за собой легкие шаги Учихи. Вышибаю ударом ноги дверь и вижу направленные на меня дула. Прежде чем они успели выстрелить, я перекатываюсь в сторону, внутри большой комнаты и протыкаю одного и тут же отскакивая, задеваю другого. Третий успевает выстрелить. Но мимо. И еще один труп, с пронзенным сердцем. Да, теперь мне легко находить сердце человека. Хотя они и не люди, а экстремисты. Таких на открытом огне надо жечь. Я встаю, выхожу к лестнице. Из комнаты первого этажа, тихо выходит Саске с обнаженным цуруги, с которого капает кровь, и ухмыляется. Он всегда предпочитает, по возможности обходится без стрельбы. Я жестом показываю на противоположное крыло. Он кивает и мы направляемся к целям. Он на первом этаже, я на втором. Не успеваю я близко подойти к двери, как та тихо приоткрывается и оттуда высовывается голова араба в чалме. Я, по тихому, протыкаю ему горло из низкой стойки и толкая дверь, отступаю в сторону. И правильно. В дверь летит очередь из Калашникова. Я делаю еще шаг в сторону. Эти автоматы имеют очень большой разброс траекторий пуль, а я не хочу в решето превратится. Прислушиваюсь и понимаю, что на первом этаже не было еще ни одного выстрела. Но Саске не видно. Работает значит. За стеной захлебывается Калашников и звонко щелкает затвором. Араб, что то кричит на своем чучмекском и я понимаю: ловушка. Отламываю от пола торчащую доску и кидаю в проем двери. И слышу выстрелы из пистолета. Пять выстрелов. Значит у него либо два, либо один патрон. Что то нужно делать. И тут меня осеняет. Поперек порога лежит мертвый араб, с проткнутым горлом. Я цепляю его за край одежды и подтаскиваю к себе. Ставлю тело перед собой, как щит, и вхожу в комнату. Две пули врезаются в мертвое тело. Я его отбрасываю и прыгаю. Уже в полете достаю из ножен мечи и пронзаю боевика. Сразу двумя. Насквозь. Пригвоздив к стене. В его умирающем взгляде испуг. Я резко выдергиваю мечи и отворачиваюсь. В дверях стоит Учиха и лыбится, как самый счастливый на свете демон. Я хмуро ухмыляюсь в ответ.
-Звони. Пусть нас заберут. Жрать хочу. – я немного раздражен. Холодное оружие не для борьбы с огнестрельным. Да и в таких ситуациях, теряет оно свою красоту движения. Что уж говорить о грязной крови этих ублюдков, что детей малых режут, да матерей чужих стреляют. Я сплюнул на пол и найдя уцелевший табурет сел. Саске достал сотовый и коротко буркнул на английском:
-Готово. Забирайте. – и спрятав телефон, осторожно подходит к окну, выглядывая на улицу. Я молчу. Изучаю его профиль. И страшно хочется принять ванну с горячей водой. А потом на сутки залезть в постель вместе с ним и что бы никто нас не беспокоил. Ох, что то я расфантазировался. Кто ж нам даст спокойно отдохнуть. Мы тут уже третий месяц, а еще не было такого дня, что бы мы тихо провели вдвоем, не на задании. Я вздыхаю. С разочарованием. Учиха поворачивается ко мне, не выпуская из поля своего зрения улицу.
-Устал? – испачканное лицо Саске спокойно, но я вижу, что он устал не меньше моего.
-Да. Достало все. Надоело марать мечи этой тухлятиной. – я киваю на труп араба позади себя.
-Потерпи. Сам знаешь, от них зависит наше прикрытие. Откажемся на них работать и нас найдет эмират. – он присел на корточки возле низкого окна.
-Да знаю я. Но, блин, хоть бы отпуск дали. Хочется отвлечься. Да и уже доводит эта гребанная популярность среди янки. В горы хочу. На лыжах покататься. Ну или в горячий источник прыгнуть с разбегу. Достало это пекло и песок. – я вынимаю платок из маленького кармашка и начинаю вытирать клинки, монотонно и плавно.
-Съездим. Обещаю. – он измерил меня усталым взглядом, - Наруто, а ты убил бы меня тогда, на турнире? – я удивленно смотрю ему в глаза. И чего это на него нашло? Что за вопросы? Откуда мне знать. Я тогда сам не свой был. Дурак, одним словом.
-Ты это зачем спрашиваешь? Или тебе моего признания не достаточно? – я немного рассержен его неверием в меня.
-Просто сейчас ты так легко убиваешь. Будто ты родился с инстинктом убийцы. Странно как то даже. Я думал у меня тормоза на этот счет нету. А ты меня видать перескакал. Вот и стало интересно, вдруг у тебя еще тогда тормоз унесло. – он опять отвернулся к окну.
-Учиха, в отношении тебя у меня всегда плохие тормоза, хотя у тебя их вообще вышибло еще с первого раза. Так, что не напоминай о тормозах. А то сразу Какаши-сенсей вспоминается. –Саске улыбается глядя в окно. Вдруг слышится рев мотора и визг резины об асфальт.
-Поехали. –подымается брюнет и выруливает из комнаты. Я следую за ним. Нас ожидает бронированный джип соединенных штатов Америки. Вот так то. Теперь мы воины -интернационалисты. Поубивал бы этих тупых янки с их гнилым юмором. Но нельзя. Они теперь наше спасение и прикрытие. Ну еще какое то время. Надеюсь не долгое. А то мои нервы уже на пределе. Точно кого нить покалечу. Свиньи.

Глава 2

База была оборудована на отбитой авиабазе иракцев. Ничего хорошего кстати. Общий барак для сна и отдыха, это вам не отель с отдельным номером. Что уж говорить о том, что наши отношения с Учихой приходилось держать в тайне. Иначе не избежал бы я изнасилования пару-тройку раз. Эти янки настоящие психи. Особенно в отношении не правильных парней. Вот и приходилось быть правильным. Ох, как сложно это давалось. Особенно Учихе. У которого тормозов не было. Ну хоть нашу кровную связь признали. Учиха как то вспылил и набил морду сержанту, за то, что тот в столовой, повис у меня над плечом и сказал, что я смазливее любой девчонки, которых он знает. Да он просто пошутил. А Учиха ему с первого удара пол челюсти снес. Бедняге даже шину наложили. Ха. Потом пришлось за драку объяснятся перед командованием. Учиха и придумал историю. Будто мы из плена душменов сбежали вдвоем и клятву крови дали, что типо братья до смерти. Красивая сказка получилась. Поверили. Стали серьезнее относится к нам. И практически перестали приставать ко мне. К Учихе не приставали. Они только в глаза ему посмотрят, а там смерть гуляет, так они сразу поняли, что он парень без пары десятков винтиков в голове. К такому лучше не подходить, а то можно и без наследства остаться. Вот такая жизнь у нас была, уже почти три месяца. А что касается Какаши-сенсея и Рок Ли, то они в эту атмосферу вписались как свои. Правда в паре работали только мы, они больше по одиночке или с группой. Да и девушки на базе были. Несколько. Медсестры и пара снайперов. Все красотки как на подбор. Я с одной даже сдружился. Учиха бесился сначала как тасманский дьявол. А потом привык. Да и нашу легенду это помогало сохранять.
Когда мы доехали до базы, был глубокий вечер. Народ на базе веселился. Праздник какой то был. Мы даже обрадовались. Все гуляли на верхних, наземных этажах, а мы спустились в душ вместе, незамеченные. Учиху распирало еще в машине, я даже испугался, что это заметит командир, когда мы рапортовали о проделанной работе. Но нет, не понял он. И благослови его аллах, за его не проницательность.
Войдя в душевые, Учиха первым делом закрыл дверь на замок и проверил кабинки. Я тем временем потихоньку разоблачался, глядя как он сосредоточено все проверяет. А когда осмотр закончился, он заволок меня в ближайшую кабинку, включил воду и припер меня к стене. Да уж давно у нас такого случая не возникало. Он начал меня целовать как голодный волк. Вода заглушала мои стоны, по этому поводу. Я сам оказывается по нему очень соскучился, по его рукам и телу. Он стараясь не отрываться от меня, стянул с себя мокрую жилетку и рубашку. Его кожа блестела от капель воды и мускулы выступали под бледной кожей от напряжения и возбуждения. На мне оставались только брюки и он в ускоренном темпе удалил эту помеху. Я боялся отвлечь его. Он был так хорош в неистовстве. Возбуждение, от его быстрых и точных действий, увеличивалось в геометрической прогрессии. Он укусил меня за грудь и я прикусил губу от волны страсти. Он опустился рядом на колени и увеличил мой запал раз в десять, заставив меня кончить, так быстро, как никогда раньше. Потом поднялся и на его губах заиграла легкая коварная улыбка, и он развернул меня лицом к стене. Я расслабился, все тело было как в огне. Он целовал мою спину и шею, лаская, доводя до исступления. Сменив одни пытки на более необходимые и ему и мне, он заставил меня выгибаться и стонать. Взрыв экстаза получил первым я и он присоединился ко мне через секунду. И мы вместе сползли на пол, прямо под теплые струи воды. Посидев немного в объятиях друг друга, я дернулся вставая.
-Пора закругляться, а то заметят.
-А я бы повторил. – и опять коварная улыбка и он тоже подымается и опять начинает меня теснить к стене.
-Учиха, балбес ты ненасытный, мы не в отеле. Здесь нас покрестят и потом будешь у каждого второго десантника меня отбивать. Пока тебя не просветлят пулей в лоб. Понял. – он немного остыл и отдвинулся. В глазах появилось понимание и решимость, животная и смертельная.
-Да знаю я. Ладно топай в другую кабинку. А то я на тебя спокойно смотреть не могу, чертенок. – и выпроводил меня хлопком под мягкое место. Во каков. Хотя, аллах его знает, когда мы вот так сможем оторваться еще раз. И я ушел в дальнюю кабинку, ну чтоб уж совсем соблазна не было.
Наши койка-места в бараке были не рядом и я вначале удивлялся, почему Учиха не хотел меняться с моим соседом. А потом понял. Тогда нас бы точно раскрыли.
Душевые находились рядом с бараком. Мы по отдельности покинули место нашего преступления и первым в бараке оказался я. Там я наткнулся на Рок Ли. Он сидел на своей койке и рассматривал свои руки. Я приблизился и тихо поинтересовался:
-Как задание прошло?
-Нормально. – он поднял на меня полный усталости взгляд, -Наруто, знаешь, я не предполагал, что так легко могу убивать.
-Не ты один о таком даже подумать не мог. Но жизнь коварна, и что бы выжить приходится делать разные вещи. – я помолчал и спросил. –У тебя, что то случилось?
-Пока все нормально. Кстати ты не в курсе где сейчас Какаши-сенсей?
-Он вчера был отправлен на какое то секретное задание. Командование пока молчит. Значит, что то серьезное, где мы, малыши, не справимся. А ты, что от него хотел?
-Хотел спросить как он справлялся с собой, после очередной смерти от собственной руки. Я вот смотрю на него и удивляюсь, столько мужества у него или это такой самоконтроль?
-Думаю это самоконтроль. – вспомнив, что я в мокрых штанах, прервал разговор, - Ты прости, мне переодеться нужно. – и ушел переодеваться к своему шкафчику возле кровати. А через минуту в барак вошел распаренный Учиха. И зыркнув на меня подозрительным взглядом, прошествовал к своей койке. Что опять я не так сделал? Или он что то задумал? Вот всегда с ним так. И не знаешь, что на этот раз вытворит.
Когда я уже почти переоделся, в барак влетела пьяная компания янки. Одного они уложили на его кровать и он засопел. А двое других уже было собрались уйти, но один из них тот, что повыше, повернулся и сообщил:
-Ребята, вы чего праздник игнорируете. Это ж день независимости. Присоединяйтесь. – и два пьяных парня в обнимку выпорхнули из барака. Я глянул на Учиху, койка которого находилась в другом конце большой спальни.
-Пойдемте, а то они за нами сюда припрутся. – это предложил Рок Ли. Я кивнул понимая, что он прав. Янки обидчивые, если их за живое задеваешь. А день независимости, насколько я знал, был самым их главным праздником. Так что, натянув рубашку и застегивая на ходу пуговицы, я последовал за Рок Ли и Саске, которые немного меня опередили.
Я потерял из виду спины друга и любимого, когда пытался застегнуть третью пуговицу и не смотрел куда иду. И вдруг врезаюсь в кого то. Я выпрямляюсь и оказываюсь лицом к лицу с одним из солдат янки. Это был тот сержант, которому Учиха начистил физиономию из-за меня. Он как то не хорошо улыбается и от него несет спиртным. Я отступаю на шаг и пытаюсь его обогнуть. Но эта краснорылая скотина, хватает меня за не застегнутый отворот рубашки и впечатывает в стену. Он больше меня на голову, а в плечах шире вдвое. Я дергаюсь и пытаюсь вывернуться, но он хватает меня за горло и слегка нажимает. Мне становится трудно дышать, а он рычит мне в лицо:
-Расслабься красотка, я все знаю о вас с этим черным зверем. Если не хочешь, чтобы вас тут отыимел весь батальон, а потом выкинул к арабам, ты сегодня ночью придешь в ангар для пилотов. Понял меня, блондинчик. – и он меня встряхивает, и я больно ударяюсь об стену головой. От его слов на меня накатывает ярость и я с силой выкручиваю ему запястье и заряжаю коленом в причинное место. Его складывает пополам. Я добавляю удар в висок и коленом в подбородок. Он падает, а я разворачиваюсь и ухожу. Вот же падаль . Убить его следовало. Но мечи мы сдаем при входе на базу. Из-за спины я слышу приглушенный крик этой мрази:
-Не придешь, хуже будет. Я знаю, что вы беглецы. Я вас сдам. – и меня окатывает ледяной пот, но я продолжаю идти.
В коридоре, который вел к банкетному залу, а в обыденности столовой, где и проходило празднование, я наталкиваюсь на Ино. Белокурая девушка была одета в легкое короткое платьице цвета фуксии и туфли того же цвета, на шпильке. Она уже была навеселе. Увидев меня она радостно взвизгнула и подскочив, схватила под руку. От нее не укрылось мое отвратительное настроение и она обеспокоенно спросила:
-Нарутка, ты чего такой хмурый. Что, опять кто то гадость сказал? – угадала. Не зря она снайпер. Отличный кстати. Мы раз шесть с ней работали. Чудесная девушка. И общительная, а главное умная. С первого нашего совместного задания раскусила нас с Саске. Но сказав, что друзей не предают, так и молчала. От нее эту тайну никто бы не узнал. Я нахмурился и кивнул, врать ей надобности не было.
-Да забей ты на этих животных. Янки они и в Африке янки. А мы как раз в Африке. –и залилась веселым смехом. Она то была француженка, но часть юности прожила в Японии, потому мы с ней друг друга отлично понимали. Ее мучила та же ностальгия. Меня ее смех немного ободрил и я перестал хмурится. Ино заметила перемену моего настроения и прощебетала:
-Вот и отлично. Пойдем потанцуем. А то Саске на отрез отказался. А с этим вашим дружком, европейцем с виду, а внутри чистым китайцем, я танцевать ни хочу. А янки мне надоели. Повешусь я от них скоро. Пойдем. –и она потянула меня за собой на танцевальную площадку.
Мы покружились и подергались в трех танцах, но мысли мои были далеки от веселья. И я откланявшись, передал красотку стройному негру. А сам отправился к, стоящим возле стола с едой и напитками, Учихе и Рок Ли. Саске ухмыльнулся и протянул мне бокал с бренди. Он не ревновал меня по пустякам. Ну или не показывал этого. Актер он хороший.
-Отбой сегодня будет? –мне не терпелось поговорить с Саске о произошедшей стычке с сержантом. Я знал, что он найдет выход. Я конечно могу сам пойти и перерезать глотку этой твари, но тогда нам точно здесь не остаться. А больше идти нам некуда. Рок Ли увидел мой взволнованный взгляд и поинтересовался:
-А что случилось? Отбой только через час. Куда спешить, расслабься. – я вздрогнул при этих словах. А Учиха заметил это. Кинул на меня встревоженный взгляд и кивнул, приглашая отойти. Я извинился перед Ли и мы отошли в сторону.
-Ты чего как загнанный зверь? – Саске стоял от меня на расстоянии вытянутой руки и говорил тихо.
-Сержанта, со сломанной челюстью помнишь? –я смотрю ему в глаза, понимая, что Учиха конечно без тормозов, если дело касается меня, но надеюсь на его благоразумие и умение находить решения в безвыходных ситуациях.
-Помню. –он становится очень серьезным и в голосе чувствуется металл.
-Он в коридоре меня выловил, и … - я не знал как сказать, что бы ярость любимого не выплеснулась из него тут же, - он знает о нас и о том что мы скрываемся. Ни спрашивай откуда он это знает, он не сказал.
-А что он еще тебе сказал? –ярости в нем нету, есть холодная решимость и убийственная догадливость. Я молчу. И отвожу взгляд от его холодных глаз.
-Хорошо не говори. Я сам узнаю. Хотя я и так знаю. Только не пойму зачем молчишь. –я подымаю глаза и тихо отвечаю:
-Этого тебе лучше не слышать. Он не достоин смерти от твоей руки. Пусть его пристрелят арабы. – я ухмыляюсь своим мыслям. А Учиха меняется на глазах, в его взгляде мелькает какой то огонек и улыбнувшись он наклоняется ко мне и шепчет:
-А пойдем танцевать, Наруто! Тогда тебе не придется бояться. А с сержантом, по поводу беглецов я поговорю. – и он отодвигается вглядываясь мне в глаза.
-Учиха, ты напился что ли? Ты думай, что говоришь. Нас тут же перекрестят. Может прямо здесь. – я рассержен и удивлен его странным решением.- Да только ты меня отпустишь, мне придется от кучи янки отбиваться, я уже молчу о ночном кошмаре. Ты моей смерти захотел? – рычу я полу шепотом. Учиха расплылся в странной улыбке:
-Шучу я, прости. Когда он тебя захотел… увидеть? – лицо Саске возвращается к своей безразлично-отрешенной маске.
-Сегодня ночью. В ангаре для пилотов.
-Пойдешь со мной? –тихо и холодно, явно не хотя спрашивает Учиха.
-Да. – решительно отвечаю. – Я буду твоим тормозом.
Саске хмыкнул и, хлопнув меня по плечу, направился к одиноко стоящему Рок Ли.
Вечер с танцами закончился, все солдаты, и еще оставшееся командование, побрели к местам отведенным для сна. Я и Саске плелись в конце процессии, идущей в барак. Приотстав, мы повернули в узкий коридор и направились к намеченной цели. По дороге Саске не останавливаясь предупредил:
-Сколько бы их не было, не лезь. Понял. – это было сказано без тени эмоций. Да он вошел в стадию зверя. Он сейчас и гиганта железного порвет и не заметит. Мне стало страшно. Но говорить я ему ничего не стал. Я ему не визгливая девка и не мамочка, пусть сам справляется со своим внутренним зверем. Но все же если понадобится, я вмешаюсь. Я ведь обещал стать его персональным тормозом на сегодня.
Мы как то быстро дошли до ангара. Саске сразу направился к внутреннему кабинету, где пилоты проводили инструктаж. Я неотрывно следовал за ним. Пред дверью он, что то хотел мне сказать, но передумав, потянул за ручку двери. И замер, перед представшей картиной. Мне тоже была видна эта картина, из-за плеча Учихи. Сержант, грузный и мерзкий, сидел на диване, напротив двери. Перед диваном, с чашкой, видимо кофе, замер высокий худощавый шатен. По форме мне показалось, что это лейтенант воздушного флота Америки. Еще один, низенький пухленький мужчина, тоже в форме авиации, не разобрал я звания, выплыл на звук открываемей двери. И вся эта компания явно не ждала появления брюнета. А брюнет прерывает их непонимающие взгляды, жестким, но тихим вопросом:
-Не ждали, господа… хм…летчики? Ну раз не ждали, то валите отсюда, а то у меня к вашему гостю есть разговор. Или вы хотите присутствовать? –и уж не знаю как он на них посмотрел, но лейтенант подавился кофе и его кашляющего вывел коротышка. И они, даже не посмотрев в мою сторону, быстро удалились. Мы же вошли и я закрыл дверь на защелку. Сержант как то подозрительно съежился, и его свиные глазки забегали, ища выхода. Саске надвинулся на сидящего сержанта, как грозовая туча, заряженная чистейшей энергией и плюющаяся молниями.
-Сначала поговорим, сержант? А потом изучим твою анатомию? Или наоборот? Что предпочтешь? – ох, страшный же голос у Саске когда он гневается. Сержант, немного придя в себя, выпрямился на диване и зыркнул в мою сторону нехорошим взглядом. Ой. Зря он это сделал. Саске только этого и ждал. Без замаха он ударил с такой силой, что солдата Америки, опрокинуло на диван. А Учиха уже не сдерживаясь, зарычал:
-Не смотри на него, гнида. С тобой сейчас говорю я. И я задаю вопросы. От которых зависит твоя поганая жизнь.- сержант попытался сесть ровно, утирая кровь с разбитой губы. В его взгляде был страх. Но он молчал. Саске опять сорвался и вколотил ему еще один удар. На этот раз сержант ровнялся дольше. А Учиха, видимо спустив пар этими ударами, сел на низкий столик, напротив дивана. Он сцепил руки в замок и уперев локти в колени, положил на замок из рук подбородок и стал ждать.
Когда потерпевший сел и затравлено посмотрел на мучителя, я внутренне облегченно вздохнул. Этого подонка Учиха убивать не будет. Слишком грязным и ничтожным он был.
-Ну что, господин сержант, продолжим разговор на чистоту? – в голосе Саске звенел металл.
-Что… что ты хочешь? –непонимающе бормочет потерпевший.
-От тебя я ничего ни хочу, мразь! Мне нужно знать от кого ты получил информацию о нас?
-О том что вы пара, я узнал сам…. Я мимо душевой проходил… сегодня… ну видел как вы вдвоем входите… а потом замок щелкает… я и подумал. – голос сержанта дрожал.
-Забудь то, что видел, падаль. Лучше скажи, откуда знаешь, что мы беглецы?
-Я … ну … папки из старого кабинета командира в новый перетаскивал… меня секретарша его просила… и случайно на ваши досье наткнулся…это было случайно. Ты у нас в части загадка… Учиха, черный зверь…так ребята тебя называют… вот мне и стало интересно.
-Интересно тебе, откуда берутся черные звери? – Учиха поднялся и схватил громадного сержанта за грудки, одной рукой. Легко так. Как пушинку поднял с дивана. Хотя сейчас я видел, что Саске не сильно уступал в росте сержанту, может всего на четверть его головы. –Если ты там окажешься, ты там и останешься, падаль. Такие как ты там не выживают. Запомни. –и он с силой ударил левой рукой сержанту под дых и отпустил складывающегося пополам янки. И отойдя добавил:
-Если еще раз замечу рядом, отрежу твой инструмент и заставлю съесть! – и это прозвучало как приговор. Учиха не стал уточнять, рядом с кем он не хочет видеть этого мерзавца, но тут все было понятно. Я как то противно себя чувствовал. Может не стоило говорить ему о сегодняшнем инценденте и разобраться самому. Но если бы он узнал, а он бы узнал, я даже не хотел думать, что могло бы случится. А так пар выпустил. И все.
Мы вышли и я опять следовал за Учихой. Он был угрюм и за время, пока мы шли до барака, не проронил не слова. Ложась спать я понимал, что на этом наши беды не кончатся. И может начаться нечто страшное. Но сегодня я надеялся выспаться в покое. И уснул сразу. Без снов.

Глава 3

А началось все самое страшное очень скоро. На базу, к тому времени, прилетел новый командир, взамен старого, которого убили иракцы-экстремисты. И сержант, Боб Смит кажется, осмелел и нагло стал вертеться вокруг меня, когда на горизонте не было Учихи. Нет, ну он мне страшен не был, только вот он теперь с собой дружков везде водил. Крепких таких дружков. Аж две штуки. И они дружно ухмылялись, когда меня видели. Тут и дурак поймет, что эта братия подонков, что то задумала. В физическом плане они мне страшны не были. Положил бы я их рядком, если б появилась возможность. Но незадача была в том, что у высших чинов было оружие, а солдатам его выдавали перед заданием. А этот Боб Смит, получил повышение, когда прилетел новый командир. И теперь у него на боку красовался пистолет. И это видимо придавало ему уверенности в собственной силе. Да и один из его дружков, то же имел высокое звание и пистолет.
После того случая в комнате пилотов прошло три дня. Было обеденное время и мы с Рок Ли и Саске сидели в столовой. Я наслаждался горячим кофе и не ожидал прикосновения к спине. Обернувшись, я обнаруживаю одну из снайперш, стоявшую за мной. Она негромко сообщает мне:
-Наруто, тебя командир базы к себе зовет. – я не поинтересовавшись зачем, отставляю чашку и подымаюсь, вслед за мной встает Учиха. А девушка его одергивает, -Учиха, тебе велено ждать отдельного приглашения. – он удивленно смотрит на нее, но садится назад. Я махнув друзьям рукой, следую за девушкой. Она ведет меня коридорами и приводит к незнакомому кабинету. Я вспоминаю, что у нас новый командир с новым кабинетом и берусь за ручку. А девушка испуганно смотрит на меня и прошептав, что то типа «прости», уходит. А дверь начинает открываться сама, втягивая мою руку внутрь и я опомнится не успеваю, как мне в нос смотрит дуло пистолета, снятого с предохранителя. А мерзкая рожа сержанта довольно смотрит на меня. Его лапа протягивается ко мне и втягивает за рубашку внутрь. И это было его ошибкой. Я выворачиваю его руку и поворачиваюсь к нему спиной, держа за руку с пистолетом. Дуло теперь смотрит в пол. А я наношу бугаю удар локтем под дых и ударом кулака назад ломаю ему нос. Услышав характерный хруст, я бью еще и тут мне в висок упирается еще один пистолет, а потом отодвинувшись на безопасное расстояние, голос владельца второго пистолета говорит:
-Отпусти его и встань на колени. –я смотрю на второго офицера, а его пистолет с глушителем смотрит на меня, и я еще не совсем верю в происходящее. А удерживаемый мной сержант уже отходит от меня, потому что я разжал захват. Вот я кретин. Нужно было сержантом как щитом воспользоваться, но теперь уже поздно. В следующий раз буду быстрее соображать. Если будет этот следующий раз. Ну да, я расслабился вне боевой обстановки. Но кто же мог подумать, что этот мерзавец воспользуется огнестрельным оружием для устрашения. Были бы у меня мои Шуан Цзянь, я бы с этих ублюдков кожу полосочками поснимал бы.
Я быстро осматриваюсь. Их четверо. У двоих пистолеты. Комната маленькая и заставленная мебелью. Развернуться для удара, что бы не напороться на стул или стол, просто нереально. Был бы пистолет один, я бы даже думать не стал. А тут два дула, из разных концов комнаты, смотрят тебе в голову. Прелесть. О, аллах, ты лучше ничего придумать не мог. А второй офицер уже раздражается и почти кричит:
-Эй, гаденыш, не дергайся. Встань на колени. Или ты пули во лбу любишь? - и он стреляет в меня. Точнее возле моих ног. И пуля гулко, но тихо рикошетит в сторону. Я послушно опускаюсь на колени. За моей спиной противно ржот сержант. Двое других молчат. А офицер командует:
-Руки за голову.
-Пошел ты. – срываюсь я. Нервы штука не железная конечно, но накаляться они умеют.
-Ах ты, мразь. – и он опять стреляет. На этот раз чуть подальше от меня. Наверное он тоже нервничает и я решаюсь его довести. Может все пули истратит на стрельбу по полу.
-А ты янки поганый. – и ухмыляюсь.
Чувствую, что ко мне подходят сзади и я действую. Делаю невысокое сальто назад и приземляюсь на стол. И тут же прыгаю по обезьяньи на сержанта, пока тот не пришел в себя. Опрокидываю в прыжке его тушу и пытаюсь достать выпавший пистолет. И тут мне обжигает плечо ударом пули с близкого расстояния и меня швыряет на спину. Я пытаюсь встать, но подходит один из тех двоих, что без пистолетов и наступает мне на шею носком ботинка. Я хватаюсь за ботинок правой рукой, левую я не чувствую, и пытаюсь отодрать его от себя. Но меня сильно пинают в бок. Но не пробивают. Мои мышцы тренированные, они сами пружинят удары. А сержант, успевший встать все наносит и наносит удары в бок. Ублюдок. Так никакие мышцы не выдержат. Его останавливает офицер и командует держать мне руку. Сержант хватает за оставшуюся целой руку, а тот что держал меня за шею, отпускает и берется за левую руку. Я изгибаюсь в дуге, это мой родной пьяный стиль, и наношу удары ногами, сразу двум противникам. Сержант отваливает от моей руки. И тут то присоединяется четвертый. Он ударяет прямой ногой мне по корпусу, сверху вниз и меня впечатывает в пол. Я ударяюсь головой, от чего мутнеет в глазах и на пару секунд теряется ориентация. Он рывком переворачивает меня на живот и заводит сначала правую, а следом и левую руку за спину. Левая, только сейчас, отозвалась дикой болью от сквозного ранения и я зашипел. Краем глаза я заметил небольшую лужицу крови. Значит артерия не задета. Это радует. Немного. А тем временем, тот что хозяйничал с моими руками, вытаскивает рубашку у меня из брюк и оторвав полоску ткани, затягивает ее на ране. Надо же, меня еще и берегут. Значит я мог посильнее побрыкаться. В их планы не входило мое убийство. Тогда для чего я им? Изнасиловать? Или? И … о, великие просветленные, они пытаются достать Учиху. Я дергаюсь, но мне на руки цепляют наручники и рывком подымают на ноги. Меня держат те двое, без оружия. А немного раздраженный, но довольный, безымянный офицер, подходит ближе и почти мне в лицо выдает:
-Красавчик, не дергайся, все будет отлично. Главное веди себя тихо. – и мне залепляют рот скотчем. – я сверкаю на них глазами и ко мне подходит сержант. Он противно ухмыляется и всаживает мне кулак в живот. Но я не доставил ему удовольствия лицезреть меня задыхающимся. Лишь слегка согнувшись, принимая удар, я попытался его пнуть. Он уворачивается и коротко всаживает мне по физиономии. Ну нос он мне разбил. Но сломать его таким неправильным ударом не получится, идиот. Офицер кивает одному из держащих меня солдат и они уходят, а я остаюсь с сержантом и солдатом. Меня сажают в кресло, а сами садятся кто куда. Сержант в кресло рядом, а солдат на стол, напротив меня. Я сверлю его глазами, а он ухмыляется и не отводит от меня насмешливого взгляда. Потом тихо, басовитым голосом сообщает:
-Знаешь, парень, когда мне сказали, что в этом взводе есть боец, краше любой девки, я не поверил. А вот сейчас смотрю на тебя и не могу поверить, что ты еще живой с такой то внешностью. Хотя мне говорили, ты боец кунг-фу, с какой то чудесной техникой владения мечами. Я и сам мастер каратэ, может представится шанс и сразимся. – я хмыкаю под скотчем и насмехаюсь над его наивностью. А он продолжает, увидев мою реакцию:
-Не веришь в мои силы? Знаешь, я попрошу Трастена развязать тебя и мы посмотрим кто кого. – а парень действительно сложен как спортсмен, не высок, с меня ростом будет, и каштановые волосы коротко стрижены. Широкие скулы и прямой нос, говорят о его скандинавском происхождении.
-Ты рехнулся, Гуден. Он от тебя мокрого места не оставит. А мечи ему в руки давать вообще опасно для жизни. Ты в курсе какие они с Учихой развлечения себе на заданиях устраивали? – Гуден отрывается от моего созерцания и поворачивается к сержанту, и тот продолжает, получив немой вопрос от собеседника. – Они залетали в здание, полное арабов и резали их как молодых ягнят, не смотря, что у тех огнестрельное было. И ни одного из них за это время, серьезно не ранило. Особенно этого. Этот промахи не делает. И мечом он целит прямо в сердце. Так что ты до двух не успеешь досчитать, а уже будешь с ангелами хвалы петь на небе. – и сержант ухмыльнулся, показывая мне свою осведомленность.
-А какого хрена тогда он тут рыпался как котенок, ну или тигренок. Повязали же мы его.
-А мой сломанный нос и вся эта карусель со стрельбой, это по твоему не рыпался. Ты бы на его месте и двух движений бы не сделал. А повязали мы его потому, что не ожидал он и кабинет мы выбрали для этого специально такой, где маневрировать сложно. Стратегия мой друг, штука доступная не многим. Потому ты до сих пор солдат. –и бугай вновь ухмыльнулся, теперь уже довольный своим превосходством.
-Слушай, Смит, а кто заказчик то, такие деньжище за двух бойцов выложить, не шутка. –я внимательно стал слушать.
-А вот этого, Гуден, тебе знать не нужно, если не хочешь в могилу вместе с ними. –меня начало трясти от осознания происходящего. Нас нашли и достали, через своих, падких на деньги ублюдков. Они воспользовались нашим ощущением безопасности и поймали. Вот так, как бабочек в силок. А потом в землю. Я судорожно стал соображать. Нужно было что то делать. Я в землю не хочу. Да и Саске не позволю туда затолкать.
Гуден начал опять говорить:
-Смит, долго нам тут сидеть?
-До отбоя. Сейчас Трастен все уладит, а вечером повеселимся. –и сержант кинул на меня многообещающий взгляд. Я в ответ взглядом пообещал ему смерть. Он заржал:
-Что красавчик, страшно? Или дождаться не можешь? Знаешь я ублажу тебя в лучшем виде. Нам разрешили сделать с тобой все, что нам заблагорассудится и даже больше. Лишь бы в конце ты здох. – я старался сжечь сержанта взглядом. Ненавижу янки. Может даже больше чем арабов.
Я решил подождать с часик. У моих тюремщиков притупится бдительность, а я что ни будь придумаю за это время.

Глава 4

Левая рука горела огнем. Крови правда не было. Но боль отвлекала меня от размышлений. Я сидел расслабившись, насколько позволяли наручники и откровенные взгляды сержанта. Ну хоть никто меня не касался. Гуден уже перестал меня изучать, сидел на столе и читал какой то проспект. Я пока не видел выхода из ситуации. Прошло уже больше трех часов, наверное. Сержант с пистолетом сидел в кресле недалеко от меня, но для внезапного удара ногами был не доступен. Гуден…ну может он и каратист, да только видимо слабый. И от этой мысли на меня снизошла идея. Я зашевелился и замычал. Гуден отвлекся от чтения и уставился на меня вопрошающим взглядом:
-Что?
Я опять замычал. Солдат встал и наклонился надо мной. Сержант дернулся и прорычал:
-Гуден, отойди от него.
-Он сказать, чего то хочет. – Гуден поддел скотч на моих губах.
-Отойди я сказал. – и дуло пистолета повернулось в сторону солдата.
-Сержант, ты чего, он может в туалет хочет.
-Он щас крик подымет. А мне тут переполох не нужен. –дуло отвернулось.
-Ну пикнет, я сразу назад заклею. –Гуден уже отдирал скотч. Было жутко не приятно. Отодрав его не до конца он кивнул мне. – Чего?
-Пить хочу. – мой голос показался мне сухим как пустыня.
Гуден откупорил пластиковую бутыль и дал мне напиться. Когда я оторвался, то сразу сказал:
-Не заклеивай. Орать не буду. –он не стал. А сержант взвился:
-Гуден, ты чего его слушаешь, заклей немедленно ему рот.
-Пошел ты сержант, мне тут скучно. А мы с ним вроде как бойцы, потреплемся. Да парень? – я кивнул. Моя идея срабатывала.
-Вот видишь сержант, понятливый малый. – и он мне улыбнулся… по дружески. Что это? Он в такой ситуации в друзья набивается? И при чем, именно в друзья -приятели, не в любовники. Я немного опешил. А Гуден вернулся на стол и стал пристально на меня смотреть. Как на соперника. Вот те новость. Он что, действительно задался целью со мной потягаться в мастерстве? И он начал спрашивать:
-Наруто, кажется? – я кивнул, - И сколько ты боями занимаешься?
-Восемнадцать лет. А ты?- у него вытянулось лицо. Я понял, что задел больную тему.
-Семь. У меня черный пояс. Но теперь я с тобой не стану драться. А мечами сколько уже вертишь?
-Семнадцать. – я улыбнулся его реакции.
-Парень, а ты на соревнованиях не пытался выступать?
-Пытался. –ухмыляюсь я.
-И что?
-А это важно?
-Ну я же тебе сказал, что я имею черный пояс.
-В кунг-фу поясов и данов нету. Там все просто. Ты либо Мастер, либо ученик. – я следил за его реакцией.
-А ты кто? –его голос и поза говорили, что он не слабо заинтригован.
-Мастер. Сержант же все сказал.
-Я ему не поверил. – он говорил так, будто Смита в комнате не было. И в его взгляде росла капля уважения и интереса.
-И сколь лет ты мастер?
-Я уже Мастер. Этого достаточно.
-Но тебя же когда то произвели в мастера?
Я вспомнил, как Какаши-сенсей сказал мне те заветные слова, которых некоторые ждут намного больше моего. Я тогда чуть не разрыдался.
-Не производил меня никто в Мастера. Просто сказали, что я готов и перестали тренировать. Таково кунг-фу. – меня прервал сержант, грубо вклиниваясь в разговор.
-Эй, Гуден, сходи возьми пожевать чего нить? –и зло сверкнул на меня глазами.
-Хорошо. –солдат спрыгнул со стола и вышел. Это был мой шанс. Я сильно заволновался от осознания возможной скорой свободы. А сержант встал и подошел ко мне. Он завис надо мной как скала, но приближаться не стал.
-Красавчик, ты чего добиваешься? Ты друга, что ли себе среди нас завести решил? Я уже вижу как он, от уважения к тебе, готов тебя отпустить. Ты мне солдат не порти. Слышишь. Я понимаю он хорош собой, но ты не для него. Ты мой понял. Понял я спрашиваю? – он уставился на меня грозным взглядом.
-Жирдяй, да я тебя никогда не пойму. Ты ж моральный урод. Пидор одним словом. – я пытался вывести его из себя. И он, как я и надеялся, разъярился. Нависнув надо мной и схватившись за мою многострадальную рубашку прошипел:
-А ты кто тогда, красотка?
-Я нормальный человек. А ты пидор по определению. Потому что, только пидоры, не в силах добиться взаимности, берут все силой или грязными выходками. –и он поднял меня за ворот рубашки на ноги и приблизил свое лицо к моему.
-Я сейчас тебя отыимею, и тогда посмотрим кто из нас пидор. – это был его промах. Я саданул головой по сломанному носу и он заскулив, выпустил мою рубашку. Я тут же свалился ему под ноги и сделал подсечку. Туша с грохотом свалилась и видимо задела край стола. Я, сидя в низкой стойке, осмотрел упавшего, а он не шевелился. Вот бы здох. Я приподнялся и перевернул ногой бесчувственное тело. Поискав взглядом ключи, не нашел. Тогда я, повернувшись спиной поискал их в его карманах. Тоже ноль. Я плюнул на сержанта и подошел к двери. Изловчившись, я ее открыл и выглянул. Никого. Я тихо вышел и прикрыл дверь за собой. К командованию я идти не хотел, не известно замешан ли тут командир или нет. И я двинулся по коридорам в направлении барака, мечтая застать там Учиху или Рок Ли. Поворот еще поворот. Лестница ведущая к столовой. Я ее огибаю и слышу шаги по металлу. А поворота нигде нету, чтобы спрятаться. И я срываюсь на бег. А знакомый голос окликает меня:
-Наруто, постой. Да стой же. У меня ключ есть. Стой. –я оборачиваюсь. Возле лестницы стоит Гуден и по доброму на меня смотрит. Я стою. Смотрю за его передвижениями в мою сторону. Он вытаскивает из кармана ключ и протягивает на вытянутой руке.
-Наруто, я открою. Честно. Мне самому не нравится эта ситуация. Это уже выше денег. Мне плевать, кто ты там по ориентации. Но знаю, что Мастеров в этом мире не так много, и я не позволю этим скотам топтать мастера, только потому, что у них есть пистолет. – он подошел ближе. Я слушал. Но был готов. В коридоре никого не было. Видимо все были на ужине. И я молчал. Он подошел на расстояние двух шагов и показал ключи. Его темные глаза блестели уверенностью. Я без доверия измерил его фигуру. Он был ростом с меня и гибок. Но угрозы я в нем не чувствовал.
-Хорошо. – произношу я и поворачиваюсь к нему спиной. Щелкает замок. И я потираю следы от наручников. Поворачиваюсь. Благодарю и срываюсь на бег к бараку. Я так надеялся, что Учиха там. У меня сжималось все внутри при мысли, что его могли шантажировать мной. И он наделал глупостей. И я бегу, равномерно распределяя дыхание.
Влетаю в барак и тишина. Я оглядываюсь. Нет, никого нету. Я разворачиваюсь и бегу в столовую. Она на наземных этажах. По пути я встречаю Ино. Она испуганно смотрит на мой потрепанный вид и разбитый нос. Я останавливаюсь и спрашиваю видела ли та Учиху. Она немного взволнована моим поведением:
-Он тебя искал, а потом в столовой его перехватил новый офицер и они ушли. А с тобой что случилось?
-Ино, пожалуйста, вспомни куда они пошли? –у меня нет времени сейчас ей что то объяснять. Девушка хмурится:
-Я точно не знаю. Я их разговор не слышала.
Я судорожно соображаю куда могли повести Учиху. А в голову ничего не шло. Да и рука болела все сильнее. Я извиняюсь и направляюсь в столовую. Там шумно и на мой вид многие обращают внимание. Я глазами ищу Рок Ли. Замечаю его за дальним столом и направляюсь к нему. Но меня перехватывает один из солдат, постучав по плечу. Я резко развернулся. А он немного сконфуженно и тихо говорит:
-Узумаки, … тебя Учиха ждет на складе. – и малый растворился в толпе. Я поворачиваюсь в сторону Рок Ли и вижу, что он меня увидел и машет, приглашая присоединится. А я понимаю, втягивать его в эту историю нельзя. Иначе может быть три могилы. Заказчиков он видимо не интересует. Поэтому, не ответив на его приглашение, я отворачиваюсь и выбегаю из столовой, под удивленное бормотание солдат.
Я бегу по переходам и коридорам. Рана на плече от бега опять стала кровоточить. Кровь пропитала рубашку и стекает по пальцам на землю. Но я не обращаю внимание. Выбежав на взлетную площадку, на улице, я попадаю в удушающий жар темного вечера. Вход на склад был со стороны взлетных полос. Приблизившись к небольшой дверце в ангар-склад, я толкаю ее здоровой рукой. Дверь не заперта. Тихо и медленно вхожу, осматриваясь. Склад огромен, заставлен большими и малыми коробками и тюками. Идеальное место чтобы спрятаться. Я продвигаюсь к одному из проходов, между коробами и стеллажом с запасными деталями. Все тело холодеет от плохих мыслей и страхов. Только бы все было в порядке с Саске. Я прислушиваюсь. Тишина. А нет. Вот и шорох обуви по бетонному полу склада. Я оборачиваюсь на звук и меня встречает злющая физиономия сержанта. В руке он держит пистолет. С глушителем. Скотина. Теперь и он может без опаски стрелять. Нас разделяет метров десять. Он дергает пистолетом и указывает вглубь прохода:
-Иди давай, а то мы заждались. –я иду и подумываю как с ним справится, по тихому. Десять метров для меня слишком много, могу не успеть без мечей. Да и проход узкий. А он будто предвидит мои намерения:
-Эй, красотка, не вздумай дурить. У меня полная обойма. И я с удовольствием их в тебя всажу. –а я уже приглядываюсь к мешку в трех метрах от меня, на средней полке стеллажа. Он не большой. Можно запустить впереди себя и выиграть время, пока я к нему подбегу. Я делаю пару шагов вперед и замечаю шестеренку с острыми зубьями. Ну почти сюрикен. И лежит она удобно. Я делаю шаг ближе к стеллажу. А мой конвоир при этом начинает говорить со скрипучей злобой:
-Эй, иди по центру.
И я поворачиваюсь к нему с вопросительной миной, при этом незаметно беру с полки шестеренку.
-Чего остановился? Иди. Ты же не хочешь чтоб твоего зверька распилили без тебя. –при этих словах я вздрагиваю и на меня накатывает ярость. Я отворачиваюсь и дохожу до мешка, который приметил до этого. Хватаю, быстрым движением правой руки, мешок с чем то не очень тяжелым и без замаха с силой запускаю в сержанта. И тут же бросаюсь следом, сокращая расстояние. Мешок врезается в сержанта и я прыгаю, уходя из зоны обстрела. Пока я был в воздухе, просвистело три пули, а я приземлился чуть правее от стреляющего и сделал перекат ему в ноги. Он не успевает реагировать, я слишком быстр для него. Делаю подсечку сразу двумя ногами и не подымаясь, добавляю упавшему бугаю ногой по груди, вышибая ему весь воздух. Подскакиваю и возле меня, взрезая бетон, рикошетит пуля, а знакомый сердитый голос кричит:
-Стой. Если тебе еще дорога жизнь твоего друга. –я поворачиваюсь на голос. Офицер с пистолетом смотрит на меня из прохода. Видимо там были пересекающие этот проходы. А бугай, тем временем, поднялся и, шипя нецензурной бранью, врезает мне рукоятью пистолета в висок. У меня все мутнеет перед глазами и ноги становятся ватными и я шатаюсь. Он же хватает меня за левую руку и боль приводит меня в сознание. А сержант защелкивает на мне наручники и зло шепчет мне на ухо:
-За это я заставлю тебя молить о прощении, гаденыш. –а я, не вникая в его бормотания, обращаюсь к офицеру.
-Где он? Что вы с ним сделали?
-Смит держи его крепче. Если упустишь еще раз, я тебя сам расстреляю. –офицер мне не отвечает, командуя сержанту.
Сержант больно дергает меня за скованные руки и подталкивает вперед по проходу. Пройдя несколько поворотов мы выходим на небольшую площадку, образованную стеллажами и ящиками. И мое сердце с глухим ухом уходит вниз и начинает щемить. Возле одного из стеллажей, напротив того места где мы вышли, сидит Саске, пристегнутый наручниками к железной ножке стеллажа. Но повреждений на нем нету. Он подымает глаза и мы встречаемся взглядами. Я уж не знаю чего он прочел в моем взгляде, но по его глазам я прочел сначала удивление, видимо мой вид ему не понравился, а потом в темных глазах появилась трескучая злость и он повернулся к офицеру.
-Вам ведь нужен я. Отпустите его. –он кивает в мою сторону.
-Да я, теперь его ни за какие деньги не выпущу. У меня к твоему птенчику дело есть. Да и к тебе тоже. А то не люблю я когда долги задерживают. –и сержант подтолкнул меня на центр площадки. Тут я заметил третьего участника. Это был тот солдат, который ушел вместе с офицером. Гудена не было. Офицер присел на край низкого ящика:
-Ну что ж. У нас есть время до утра. Когда будет меняться караул, сможем взять джип. –потом он посмотрел на меня и стоящего рядом сержанта, -Не был бы я натуралом, я бы с тобой парень тоже развлекся бы. Но какой бы ты хорошенький не был, ты парень. Так, что у тебя сегодня будет только двое … любовников. – и он противно хохотнул, зыркнув при этом на улыбающегося солдата. – надеюсь до утра ты дотянешь, а то как то не хочется волочь твой труп при караульных. Саске при этих словах выпрямился и зарычал страшным тоном, будто сама смерть говорила:
-Тронете его и вы умрете. – взглядом он метал молнии в сержанта. Он стоял позади меня и его реакции я не видел, но смех мне не понравился:
-Зверек пытается пищать. Сейчас мы тебе голосок то урежем. – и он вышел вперед. Меня начало трясти. Я упал как подкошенный и сделал ему подсечку. Сержант растянулся во весь свой не малый рост на бетонном полу. А возле меня возник солдат и попытался пнуть. Я откатился и сделал попытку сделать и ему подсечку, но прозвучал тихий выстрел и я остановился, оглядываясь на стреляющего. Офицер стоял возле Учихи и прижимал дуло пистолета с глушителем к его виску.
-Успокойся, гаденыш, и прекращай эти свои штучки бойцовские выкидывать. Иначе у твоего дружка будет пара лишних дырок. – и он перевел дуло пистолета на ногу, сидевшего Учихи.
Сержант поднял меня за сцепленные руки и я поморщился. Было больно. Руку я почти не чувствовал, только боль. Учиха смотрел на меня и я видел, что он ищет выход из сложившейся ситуации и не может найти. Но через секунду взгляд его сверкнул и он, что то решил.
-Эй, падаль, помнишь я тебе кое что обещал, тогда? Так вот к этому я прибавлю твои глаза, а может еще и уши. –он смотрел на сержанта и дико, как саблезубый тигр ухмылялся тонкими губами. Сержант передал меня солдату и подошел к Саске. Офицер при этом отодвинулся на несколько шагов, не выпуская Учиху из прицела. Я умоляюще посмотрел на своего любимого, который пытался перевести все внимание на себя и тянул время.
Сержант заехал Учихе кулаком по лицу, но разбил только губу. Тот ухмыльнулся и плюнул в сержанта кровью:
-У тебя удар как у девки. А член то у тебя вообще есть?
И опять в него летит удар, потом сержант подымается и начинает его бить ногами. Я не выдерживаю такой пытки и кричу:
-Стой!... Стой! Ах ты падаль. Остановись! –я при этом еще и сильно дергался. Солдат с трудом меня удерживал. А меня охватила отчаянная злость. Мне хотелось всадить в спину сержанта меч. Погрузить по самую рукоять и смотреть, как он сползает с меча под собственным весом. Желание смерти отрезвило меня и я крутанувшись сшиб солдата и кинулся под ноги бугаю, который методично наносил удары по закрывшемуся Учихе. Офицер поздно замечает меня и выстрел проходит мимо. А я делаю подсечку сержанту и тот валится в мою сторону. Я откатываюсь и получаю сильный удар по ребрам. Глаза застилает кровавая дымка и меня сворачивает от боли. Когда дымка рассеивается, я вижу стоящего рядом солдата с широкой железякой в руках. Он держит ее как биту и с напряженным лицом заносит еще для одного удара. Его останавливает крик сержанта, который начинает подыматься:
-Стой Слэм. Он мне нужен целым. – и поднявшись он подходит ко мне и подымает за волосы. Я только морщусь. Он не отпуская, толкает меня вперед к ящику на котором сидел офицер. Надавливая мне на голову и спину сержант заставляет лечь на него грудью. Моя голова оказывается повернутой в сторону Саске. И я вижу в его глазах отчаяние, и он кричит:
-Сволочи, отпустите его. –но голос его переполнен металлом. Меня это радует. Я бы не хотел видеть Саске поверженным и раздавленным. А тем более из-за меня. Хотя, если это когда ни будь случится, то наверное из-за меня. Я знаю, что я его самое слабое место.
Офицер стоит в сторонке и наблюдает, держа под прицелом Учиху. Солдата я не вижу. Зато очень хорошо чувствую сержанта. Он не отпускает моих волос. Хотел ведь постричься, да Учиха настоял оставить длинные. Он склонился надо мной, придавливая своим весом к грубым доскам ящика и проговорил над моим ухом, обращаясь к Саске:
-Смотри, черный зверь Учиха, как твоя кошечка будет сейчас стонать подо мной.
Саске только испепелил его убийственным взглядом и дернулся. Отчего офицер пошатнулся и сделал шаг назад. А Саске заговорил тихим мертвым голосом:
-Гады, вам лучше убить меня. Потому, что если я освобожусь, вы будете умирать медленно и страшно. Преисподняя вам покажется спасением.
Сержант заржал, вместе с солдатом, который оказывается стоял сзади. Я понимал, почему они нас не убили до сих пор. Сложновато было бы объяснить трупы, погружаемые в джип. А наши тела видимо нужны были как доказательство о проделанной работе. А живыми и сломленными, нас выведут под каким ни будь предлогом и увезут туда, где никто не помешает нас прикончить.
Сержант отпустил мои волосы и схватив за шею сзади, отлип от меня. Я услышал характерный звук раскладываемого ножа-раскладушки. За этим звуком я почувствовал как ткань мое рубашки разрезают и ее куски падают на пол. Учиха при этом сильно дернулся. Стеллаж слегка качнулся. А ведь он был не маленький и заваленный разным хламом. Офицер заметил это и придвинувшись к Учихе проговорил:
-Не дергайся парень, твоя очередь тоже настанет. Терпи. –и Саске опять дернулся. Это отвлекло сержанта от дела. И это заметил мой любимый. Он стал трясти стеллаж, за что получил рукоятью пистолета в висок. Но это его не остановило. Стеллаж опасно покачнулся. Офицер не выдержал и, направив пистолет на ногу Саске, чуть выше колена, выстрелил. Саске. не издав ни звука, поморщился. Но не перестал качать, грозящийся упасть, стеллаж. Офицер слегка офигел и выстрелил туда же опять. Саске вздрогнул и зашипел от боли, на секунду перестав раскачивать стеллаж.
Сержант, видя пустые попытки офицера, передал меня солдату и подойдя к Учихе, схватил его за не мене длинные, чем у меня волосы и сильно саданул об угловую опору стеллажа. Саске вырубился. А я вздрогнул. Солдат почувствовал мою дрожь и провел мне по спине ножом.
-Твой зверь будет спать пока мы повеселимся. А то он у тебя буйный. Как ты только с ним ладишь? –естественно я не ответил. Моя щека все еще была прижата к доскам и меня держали за шею. Я смотрел на Учиху возле которого росла кровавая лужа и меня окатывало ледяным вихрем ненависти. Я дернулся в попытке освободится. Но тут же получил удар по затылку от солдата:
-Не дергайся. А то я несдержанный и этот ножик может оказаться у тебя в боку. –и он демонстративно повертел оружием перед моим носом.
Вернулся сержант, а офицер расслаблено встал возле стеллажа, облокотившись на него.
-Куколка, главное ты не дергайся. А то я не люблю когда кошечки, которым я дарю наслаждение в отключке. Расслабься и получай кайф. –и он придвинулся ко мне сзади и зацепив за пояс штанов, стал их стягивать, не расстегивая. А я в сердцах матерился, на свою манеру носить брюки не затянутыми ремнем до предела. Ну это было во первых удобно Саске. Если у нас появлялся случай побыть пару минут наедине. А теперь это ускорило мои мучения.
Сержант своими лапами немного пошарил по моему телу, а потом я услышал звук расстегиваемой ширинки. Я сжался внутренне в комок. Только сейчас я осознал, что это конец. И увернуться мне уже не получится. Меня изнасилует этот мерзкий жирдяй. И я стал дергаться и матерится. Тогда солдат съездил мне по лицу кулаком. И я почувствовал вкус крови во рту. Это придало мне спокойствия и я перестал дергаться:
-Эй, жирдяй, а ты СПИДа не боишься? –я подумал, что это хоть какая то ниточка к спасению. Сержант хмыкнул, но руки с меня убрал.
-Что, сержант, поверил? Думаешь этот здоровенький боец, да еще с таким зверем в паре, может иметь эту заразу? –это был голос солдата. Сам он стоял рядом со мной и держал за сцепленные руки.
-Да черт его знает. Этих красавчиков, каждый второй хочет. Вот может и нахватался где. –голос сержанта был не уверенный. –А защиты у меня нету. Да и достать ее в этих песках сложно.
-Тогда убирай свое хозяйство и отходи. Мне кажется, что он нас пугает. Ты посмотри на его ручного зверя. Этот к нему муху не подпустит. –опять послышался звук ширинки и перед моими глазами появился сержант.
-Вот же гаденыш, всю охоту отбил. Ну ничего. Слэм закончит и я по другому с тобой развлекусь. – он отошел в сторону и я увидел Учиху, с яростно блестящими глазами. Он пришел в себя и молча сверлил негодяев глазами. Вид у него был страшный: разбитая губа и бровь, сочились кровью, заливая ворот его белой рубашки. А на правом виске волосы слиплись на месте рассеченной кожи. Мне было мучительно больно смотреть на него в такой ситуации. Мне не было страшно, даже осознавая, что меня собираются изнасиловать. Но вот смотреть в глаза Учихе при этом совсем не хотелось. А отвернуться я не мог, меня держала клешня сержанта за голову. А солдат уже освобождался от одежды, судя по звуку. И я опять дернулся. А в следующую секунду возле моих ног и ног солдата, взметнулся фонтан из осколков бетона. И голос. Знакомый голос звучным басом сообщает:
-Не дергайтесь, парни. В ваших же интересах оставаться на местах. А то мне снайпер не сдержанный попался. Особенно если это касается этого блондина. Я еле уговорил ее не убивать вас сразу. Трастен брось пушку. Смит это и тебя касается. Слэм, а тебя я пристрелю сам если дернешься. Смит убери руки с парня. У кого ключи от наручников? – с меня сползла рука и я выпрямился и стал отходить от них. Они молчали и еще одна пуля взрезала бетон рядом с сержантом.
-Вот. – на бетон упали ключи, выброшенные сержантом.
-От других у кого? – и опять позвякивание, но уже со стороны офицера.
Я огляделся. В проходе откуда пришел я с сержантом, стояли Гуден и Рок Ли. У обоих был серьезный и решительный вид. Рок Ли прошел мимо меня и поднял две связки ключей, и подойдя ко мне расстегнул мои наручники. Я тут же подтянул штаны. А зычный бас Гудена окликнул меня:
-Эй, Мастер, лови. –и в мою сторону полетел меч. Мой Шуан Цзянь. А второй остался в руках шатена, как и цуруги Саске. Я поймал правой рукой свой меч, ухватив его поперек ножен. Подбросил в воздух и перехватил за рукоять. Было так приятно сжимать, слегка шершавую поверхность рукояти собственного оружия смерти. Я взмахнул им и ножны отлетели в сторону, а я с наслаждением взмахнул мечом, взрезая воздух с легким свистом. И опустив острие к земле взглянул на освобожденного Саске. О, великие просветленные, это было страшное зрелище. Он стоял, выпрямившись, даже с простреленной ногой и сверлил взглядом сержанта. Потом он протянул руку в сторону Гудена и произнес тихим уверенным голосом:
-Меч. –и вот его цуруги летит к нему. Он ее ловит, будто меч и рука Учихи намагничены, и сразу освобождает от ножен, которые не отпускает, а зажимает в опущенной левой руке. Офицер при этом дернулся и начал разворачиваться. Я это заметил и сделав длинный выпад остановил острие возле его сердца. Он испуганно вжался в стеллаж, а я испепелял его ненавидящим взглядом. Гуден молчал. Значит нас никто не собирался останавливать. Через две секунды я услышал скулящий голос сержанта и слегка обернулся, не выпуская из поля зрения офицера.
Возле короба, на который укладывали меня для развлечения, на коленях стоял сержант и молитвенно сложив руки, скулил сквозь слезы какие то неразборчивые мольбы. А Учиха стоял на расстоянии вытянутого перед собой цуруги и его просто окружал ореол жестокой ненависти и зверского безумия. Я ухмыльнулся. Да он был зверем. Диким и необузданным. И такой зверь был не только в Саске. И за это я его любил еще сильнее. Я ухмыльнулся. И заметил как вздрогнул офицер.
-Если вы нас убьете, завтра же, вас расстреляют.- это сказал офицер. Видимо ему страшно было стоять под смертельной сталью.
Гуден улыбнулся и пресек все сомнения Саске:
-Учиха, вас ждет вертолет. Я знаю ты умеешь пилотировать. Так что, они в твоем распоряжении. Делай с ними, что хочешь. Только времени у нас примерно часа два, потом исчезновение мечей и вертолета обнаружится. – и он смолк. А с Саске будто слетела цепь. Он шевельнул цуруги и пояс сержанта разъехался, освобождая его не малый живот. И я отвернулся. Смотреть на расправу мне не хотелось. Я изучал реакцию офицера на эти действия. Послышался вскрик сержанта и офицер сморщившись отвернулся. А я все же решился посмотреть. Сержант валялся видимо в отключке, а под ним растекалась кровь из отсеченного достоинства. Саске повернулся к Слэму. Тот был еще со спущенными штанами, и прикрывал рукой то, чего недавно лишился сержант. Он был явно шокирован. Но когда заметил, что к нему поворачивается Учиха с недвусмысленным намерением, он попытался убежать-ускакать. Так как со спущенными штанами по другому не получалось. А Саске только этого и ждал. Он сделал выпад и незаметный взмах цуруги расчертил спину солдата наискось. Слева на право. Ну если бы это был какой ни будь боевик, то в этом месте должен был бить фонтан крови, из рассеченного почти пополам человека. Но все на самом деле не так. Кровь, повинуясь силам тяготения, капала на землю, конечно чуть быстрее, чем успело упасть само тело. Офицера при этом стала бить крупная дрожь. И он сполз на пол. А мой клинок последовал за его сердцем. Он уставился на меня немигающим взглядом, не верящих в происходящее глаз. И пробормотал:
-Вы не посмеете меня убить. Я вам ничего не сделал. – я не понял к кому он обращается, то ли ко мне во множественном лице, то ли к нам с Учихой. И я покосился на Саске с немым вопросом. Он уже более спокойно, глядя мне в глаза кивнул и отвернулся к сержанту. Я повернулся к офицеру и злобно ему ухмыльнулся:
-Знаешь, падаль, а вы с дружками ошиблись в определении зверя. Этот зверь я. И сейчас мне разрешили тебя убить. – и мой взгляд стал таким, каким его видят только те, что испробовали моего меча и уже не могут сказать, какой у меня при этом взгляд. Но я его отлично прочел в своих отражениях, в глазах офицера, когда его пронзил мой клинок. Я уже не пугался как в первые разы, когда вот так убивая, видел себя в глазах умирающих. А это было действительно страшно. Я знал, что зверь который живет в Саске, теперь живет и во мне. И там он навсегда.




@настроение: 0_о"

@темы: Sasu/Naru

URL
   

Happy end

главная